→ ¦ Международный контекст ¦ → ¦ Франция
Сегодня: 28 февраля 2024г.





Организации, оказывающие управление и содействие в сфере ИКТ

В настоящее время во Франции телекоммуникационные и информационные техно-логии оказывают значительное воздействие на развитие экономики и создание рабочих мест.
Данный сектор экономики представляет около 6 % ВВП. В общем росте экономики Франции его вклад составляет около 20 %, оказывая большое влияние на снижение безра-ботицы, путем создания большого количества новых рабочих мест на длительную пер-спективу.
Учитывая данный факт, французское правительство ставит перед собой как одну из приоритетных целей быстрое развитие информационных и телекоммуникационных техно-логий, с целью их скорейшего внедрения в экономику и общество.
К одним из основных организаций, осуществляющих управление и контроль в дан-ном секторе экономики, относятся:

Le Conseil Strategique des Technologies de l'Information (CSTI)
(стратегический совет по информационным технологиям)

CSTI образован межминистерским комитетом по информатике и подчиняется не-посредственно премьер министру. В состав совета входят представители ведущих пред-приятий и научно-исследовательского сектора.
В задачи совета входит подготовка рекомендаций правительству по всевозможным инновациям, исследованиям, развитию в области информатизации и телекоммуникаций. Кроме этого совет готовит рекомендации по подготовке кадров в данной области, потреб-ность различных секторов экономики, в которых все больше возрастает.
Функциональные обязанности CSTI включают в себя:

  • координацию научных исследований, проводимых общественными и частными ор-ганизациями;
    поддержание тесного контакта с промышленностью, с целью скорейшего внедрения новых технологий
  • контроль за разделением фундаментальными и прикладными исследованиями;
  • постоянное изучение спроса на рынке телекоммуникаций и информатики с целью определения наиболее перспективных направлений развития отрасли.

Стратегический совет по информационным технологиям участвует в принятии ре-шений касающихся дальнейшего развития стран ЕС в своей области, а также принимает активное участие в подготовке шестой европейской кадровой программы исследований и развития.

Сайт: www.csti.gouv.fr
Institut national de recherche en informatique et en automatique (INRIA)
(национальный институт по исследованиям в области информатизации и автомати-зации)
Образованный в 1967 году в г. Rocquencourt недалеко от Парижа, INRIA представляет собой общественную исследовательскую организацию и находится под патронажем министерства исследований и министерства экономики, финансов и промышленности.
Децентрализованная организация института представляет собой шесть отдельных исследовательских центра и позволяет значительно расширять круг своих партнеров. 47 исследовательских проектов из 87 являются совместными с университетами, высшими школами и другими центрами. Институт ведет активную деятельность по использованию результатов исследований и внедрению новых технологий: более 400 контрактов с про-мышленностью на исследования, и около 50 фирм являются дочерними организациями INRIA.

Адрес центрального подразделения:
Domaine de Voluceau Rocquencourt - B.P. 105
78153 Le Chesnay Cedex - France
Тел. : 33 1 39 63 55 11
Тел. : 33 1 39 63 53 30


Groupe des Ecoles des Telecommunications (GET)
(объединение телекоммуникационных институтов )

Являясь одним из лидеров в своей области, GET имеет своей основной задачей под-готовку квалифицированных специалистов в области телекоммуникаций, проведение раз-личных научных исследований, а также повышение квалификации кадров.
GET объединяет четыре высших учебных заведения: ENST (Ecole Nationale Superieure des Telecommunications), ENST Bretagne, расположенное в г. Brest и г. Rennes, Telecom INT и INT Management, расположенные в г. Evry, внутри Национального институ-та по телекоммуникациям. Кроме этого к группе относятся три организации по экономиче-ским интересам, созданные совместно с университетами: ENIC-TELECOM LILLE 1 (Ecole Nouvelle d'Ingenieurs en Communication), созданная в 1990 году совместно с университетом науки и технологий города Лиль, в г. Villeneuve d'Ascq; Institut Eurecom, созданный в 1991 году совместно с Федеральной политехнической школой г. Лозанна в
г. Sophia Antipolis; Institut des applications avancees de l'Internet (IAAI), созданный в 2001 году в г. Marseille, совместно с Universites de l'academie d'Aix- Marseille.
Параллельно с подготовкой кадров группа ведет активную научно-исследовательскую деятельность, как в фундаментальной, так и в прикладной области, в сфере информатики и телекоммуникаций.

Groupe des ecoles des telecommunications
Service d'administration generale
Delegation а la communication et aux relations exterieures
46, rue Barrault 75634 Paris Cedex 13
e-mail: webmestre@get-telecom.fr
Groupement des Industries des Telecommunications et de l'Electronique Professionnelle (GITEP) (объединение производителей телекоммуникационного оборудования и электро-ники)

Президент Bertrand LACROIX, вице-президент France d' ALCATEL, вице-президент групп Jacques PAYER (исполнительный директор EADS Telecommunications)

Во Франции GITEP является достойным партнером государства и проводит свою деятельность внутри профессиональных ассоциаций и специализированных организаций. Кроме этого GITEP является членом европейской ассоциации EICTA (European Informa-tion, Communications and Consumer Electronics Technology Industry Association) и промыш-ленной федерации FIEEC (Federation des Industries Electriques, Electroniques et de Communi-cation). Также возложена функция по объединению и контролю за позициями французских производителей данного сектора экономики.

Основной деятельностью предприятий, входящих в GITEP является:
телекоммуникационное оборудование;
оборудование для сетей;
системы радио коммуникаций;
терминалы;
сопутствующее программное обеспечение;
измерительное и тестовое оборудование;
сервисное обслуживание.

Государственное регулирование в области телекоммуникаций и информатики осуществляют:

  • Commission superieure du service public des postes et telecommunications (CSSPPT)- Верховная комиссия по услугам почтовой связи и телекоммуникациям;
  • Autorite de regulation des telecommunications (ART) - комитет по телекомму-никациям;
  • Agence nationale des frequences (ANFR) - национальное агентство по радио-частотам;
    Commission consultative des radiocommunications (CCR) - консультативная ко-миссия по радиотелекоммуникациям;
  • Commission consultative des reseaux et services de telecommunications (CCRST) - консультативная комиссия по телекоммуникационным сетям и услугам;

CSSPPT

Верховная комиссия по услугам почтовой связи и телекоммуникациям учреждена законом 90-568 от 02 июля 1990 года с целью организаци и контроля за данными видами услуг, а также их гармоничного развития.
CSSPPT состоит из 17 членов: 7 депутатов, 7 сенаторов и 3 квалифицированных специалиста.
В телекоммуникационном секторе основной задачей комиссии является постоянное отслеживание и способствование нормальному развитию данного вида услуг, а также его соответствие европейским и мировым стандартам.
В рамках своей компетенции, помимо советов, рекомендаций и указаний, которые направляются министру, CSSPPT может осуществлять консультации с ART и постоянны-ми комиссиями Национальной ассамблеи и Сената по различным вопросам в области теле-коммуникаций. Она также может представлять на рассмотрение в ART вопросы, связанные с соблюдением операторами установленных требований касающихся предоставляемых ус-луг. Кроме этого комиссия принимает участие в обсуждении всех европейских проектов, входящих в ее компетенцию.

Адрес CSSPPT
20, avenue de Segur 75354 Paris 07 SP
Факс: 33.1.43 19 37 05
е-mail: cssppt@industrie.gouv.fr

ART

Комиссия по телекоммуникациям представляет собой независимую административную комиссию, образованную 01 января 1997 года и осуществляющую, совместно с министром по телекоммуникациям, управление в данной области.
В сферу основных фунуций ART входит:
информирование министра по телекоммуникациям о возникающих вопросах, со-гласно статей L. 33-1 и L. 34-1 закона о почтах и телекоммуникациях;
выдача разрешений на установку независимых сетей;
создание органов, участвующих в процедурах на стадии развития и утверждения необходимого терминального и радиоэлектронного оборудования;
контроль за соблюдением операторами связи всех требований, инструкций и зако-нов, используемых ими в процессе деятельности;
подготовка предложений министру по необходимому финансированию данного сектора;
изучение статданных по результатам опроса общественного мнения, касающихся тарификации коммуникационных услуг, а также тарифное регулирование услуг, на кото-рые нет конкуренции на рынке;
распределение между операторами и пользователями, с соблюдением соответст-вующих требований, частотных и номерных ресурсов, необходимых им для работы;
ежегодное составление перечня наиболее конкурентно-способных операторов и ут-верждение их каталогов сетей.

В рамках урегулирования имеющихся различий между операторами ART осуществ-ляет свою деятельность по трем направлениям:
отказ в подключении, обсуждение и выполнение условий подключения и доступа в телекоммуникационную сеть;
обеспечение соответствия условий существующим юридическим и техническим требованиям, при оказании операторами услуг кабельных сетей;
необходимые условия и возможности использования оборудования, расположенно-го в общественных местах и в частном пользовании.

В законодательной области ART принимает участие в обсуждении проектов законов и регулирующих актов в области телекоммуникаций, а также в их претворении в жизнь.
Комиссия также располагает различными службами, координацией действий кото-рых занимается генеральный директор.

Интернет-сайт: www.art-telecom.fr


ANFR

Национальное агентство по частотам - общественное объединение, обладающее административными функциями. Создано согласно закону о регламентации в области те-лекоммуникаций от 26 июля 1996 года с целью оптимизации использования радио-спектра.
Агентство состоит из четырех дирекций и одной службы, руководство деятельностью которых осуществляет генеральный директор Jean-Marc CHADUC. Контроль за деятельностью агентства возложен на административный совет, который возглавляет президент Jean-Claude GUIGUET.В основные функции агентства входит:

  • осуществление управления и контроля за эффективным использованием радиочас-тотного спектра;
  • содействие и обеспечение французских позиций в международной торговле;
  • координирование установки радиоэлектронного оборудования на территории Франции;
  • организация и контроль за использованием частот;
  • публикация всех необходимых списков частот для их эффективного использования.

Адрес центрального офиса:

Аvenue du General de Gaulle 94704 MAISONS-ALFORT
Почтовый адрес - BP 400 94704 MAISONS-ALFORT CEDEX78
Tел.: 01 45 18 72 72, факс: 01 45 18 72 00

CCR

Консультативная комиссия по радиотелекоммуникациям образована согласно ста-тьи L. 34-5 закона о почтах и телекоммуникациях.
В состав комиссии входит 21 член: 7 представителей организаций эксплуатирующих сети и предоставляющих услуги радиосвязи, 7 представителей со стороны пользователей данных сетей и услуг, 7 квалифицированных специалистов.

К основным функциям комиссии относятся :

  • разработка процедуры при установке и использованию общественных и независимых радиоэлектронных сетей, а также при оказании радио-услуг ;
  • разработка спецификаций и предписаний для подобных сетей, с учетом европейских и международных стандартов;
  • определение условий, при которых независимые радио-сети могут быть подключены к общественным ;
  • определение категорий устанавливаемого оборудования различной мощности и условий его использования.


CCRST

Консультативная комиссия по телекоммуникационным сетям и услугам образована согласно статьи L. 34-5 закона о почтах и телекоммуникациях.
В состав CCRST входит 21 член: 7 представителей организаций эксплуатирующих сети и предоставляющих услуги, отличные от радиосвязи, 7 представителей со стороны пользователей данных сетей и услуг, 7 квалифицированных специалистов. Члены комис-сии определяются решением министра по телекоммуникациям после одобрения кандида-тур комитетом по телекоммуникациям.




Французские государственные программы в секторе ИКТ

Programme Societe de l'Information (PROGSI)
Программа информатизации общества.

Приближение всеобщей информатизации общества ставит ряд задач в экономиче-ской, промышленной, социальной и культурной областях. Исходя из этого, информацион-ные и коммуникационные технологии играют значительную роль в развитии экономики и создании новых квалифицированных кадров.
В январе 1998 года, в рамках подготовки вхождения Франции в период всеобщей информатизации общества генеральная дирекция по промышленности, информационным технологиям и почтам (DIGITIP) приступила к выполнению программы всеобщей информатизации общества, целью которой является оказание содействия в экспериментальном внедрении инноваций и новых услуг в области информатизации и коммуникации, в таких сферах как:
Интернет нового поколения,
новые способы доступа к знаниям и культуре,
новые способы и возможности в образовании,
услуги в области здравоохранения, административном секторе,
конкурентная способность предприятий,
электронная торговля,
развитие цифрового телевидения, а также высокоскоростных способов обработки данных, обеспечивающих доступность данных услуг.

Данная программа состоит из двух подпрограмм - исследования и инновации в областях аудио, видео и мультимедиа (RIAM), а также развитие средств безопасности и криптологии (OPPIDUM).
В рамках программы рассматриваются проекты всех участников данного сектора экономики, совместные проекты с различными лабораториями или предприятиями малого и среднего бизнеса. Изучение и анализ представляемых проектов осуществляется на базе DIGITIP. Проекты с большой долей технологических инноваций могут быть реализованы с помощью Национального агенства по внедрению результатов исследований (ANVAR), или DIGITIP.

С текстом программы можно ознакомиться на сайте: www.internet.gouv.fr/francais/textesref/pagci.htm

Utilisation Collective d'Internet par les PME (UCIP )
Программа всеобщего использования сети Интернет предприятиями малого и среднего бизнеса.

Использование сети Интернет предприятиями малого и среднего бизнеса (ПМСБ) в настоящее время все более и более увеличивается. Почти 82 % ПМСБ (штат от 6 до 200 сотрудников) имели в 2001 году доступ а Интернет, и 45 % имели свои Вэб-сайты, возможности которых, тем не менее часто ограничиваются имеющимися коммуникационными возможностями.
Данная программа рассчитана для совместных проектов с ПМСБ и нацелена на повышение конкурентной способности данных предприятий за счет возможностей технологий Интернета, а также укрепление позиций в вопросе завоевания новых рынков.
Для ПМСБ препочтения будут отдаваться проектам, нацеленным на:
улучшение внутренней организации, повышение гибкости предприятия, снижение себестоимости и задержек в работе, оптимизацию услуг, предоставляемых клиентам;
развитие межфирменной кооперации;
увеличение потенциала;
повышение квалификации сотрудников, особенно с использованием возможностей Интернета.

Данная программа реализуется DIGITIP и DARPMI (региональная исполнительная дирекция по вопросам мелких и средних промышленных предприятий) с целью внедрения информационных и телекоммуникационных технологий в указанные предприятия и фир-мы.

Получения более полной информации о программе на сайте: www.industrie.gouv.fr/UCIP2002; www.industrie.gouv.fr/pratique/aide/appel/f9p_ucip.htm

Programme e-ATOUT

Программа ATOUT была разработана для помощи малым и средним промышлен-ным предприятиям (МСПП) по внедрению новых технологий и соответствующей реорганизации самих предприятий.
Одним из направлений данной программы, получившим название
e-ATOUT, являются информационные и телекоммуникационные технологии, позволяющие МСПП подключаться к различным информационным сетям, выходя на новые рынки и расширяя тем самым спектр предлагаемых услуг.
Программа e-ATOUT основывается на трех основных тенденциях современной экономики:
глобальное сближение предприятий;
общее использование информационных ресурсов;
структурные преобразования предприятий.

Данная программа запущена к исполнению Региональной дирекцией по исследованиям и промышленности (DRIRE).
Получение более полной информации о программе возможно на сайте: www.drire.gouv.fr




Французское законодательство (и директивы Евросоюза) о системе государственного регулирования в сфере информационно-коммуникационных технологий

Директивы Евросоюза.

Об электронных подписях.

Директива 1999/93/ЕС Европарламента и Совета от 13 декабря 1999 г. об электронных подписях в рамках Сообщества
Источник: Официальный вестник № L 013 от 19.01.2000, стр. 0012-0020.
Аннотация :
Директива состоит из трех частей : преамбулы - из 28 пунктов с выводами и предложениями Евпропарламента и Совета, 15 статей текста Директивы и четырех прило-жений.
В преамбуле в рамках стран-членов ЕС рассматриваются вопросы электронной торговли, цифровой подписи, аутентичности передаваемых и получаемых сведений. Существующий свободный рынок перемещения людей, товаров, услуг и капиталов с появлением электронной торговли должен предусмотреть аналогичные условия своего развития и существования. Предусмотреть: возможность осуществления контроля за экспортом продукции двойного назначения, конфиденциальности информации там, где это предусматривают положения национального законодательства, аккредитацию провайдеров услуг в области сертификации в любой стране-члене ЕС. Директива не будет затруднять создание частных предприятий, которые могли бы осуществлять контроль за соблюдением положений данной Директивы в странах ЕС. Директива направлена на то, чтобы узако-нить признания электронной подписи в странах ЕС. Обращается внимание на угрозу зло-употреблений при хранении и копировании данных об электронных подписях. Разработка положений национального законодательства о критериях вступления в силу электронных подписей будет способствовать соблюдению законодательства в рамках ЕС. В случаях развития отношений с третьими странами, они должны основываться на взаимном призна-нии сертификационных услуг. Провайдеры сертификационных услуг должны строго со-блюдать положения законодательства о защите сведений и обладать соответствующими личностными характеристиками по работе со сведениями частного характера.
Через два года после вступления данной Директивы в силу Комиссия подготовит обзор вопросов, которые мешают претворять в жизнь ее положения.
Во второй части дается сам текст Директивы, где говорится о её цели, понятиях, используемых в ее тексте, осуществлении доступа на рынки, о принципах работы на внут-ренних рынках стран-членов ЕС, обязательствах членов ЕС, международных аспектах во-проса, защите сведений, о создании Комитета по электронной подписи, задачах этого Ко-митета, уведомлениях, направляемых страной ЕС в Комитет с данными об именах и адре-сах аккредитованных в своей стране провайдеров сертификационных услуг.
Комиссия доложит до 19.07.2003 года Европарламенту о претворении в жизнь данной Директивы.
До этой даты страны-члены ЕС приведут свое национальное законодательство в со-ответствие с требованиями Директивы и сообщат об этом Комиссии.
Директива вступает в силу с даты опубликования в Официальном вестнике Евро-пейских Сообществ.
В четырех приложениях к Директиве перечислены требования и рекомендации странам ЕС по проведению соответствующей работы в этой области.

Об электронной торговле.

Директива 2000/31/ЕС Европарламента и Совета от 8 июня 2000 г. о некоторых юридических аспектах предоставления услуг информационными обществами, в частности, в области электронной торговли на рынке в Интернете (Директива по электронной торговле)
Источник : Официальный вестник № L 013 от 19.01.2000, стр. 0012-0020.
Аннотация :
Текст Директивы состоит из трех частей : преамбулы, состоящей из 65 пунктов с выводами и предложениями Евпропарламента и Совета, 24 статей текста Директивы и приложения к ней.
65 пунктов преамбулы посвященвы предложениям и выводам Европарламента и Совета ЕС. В них подчеркивается, что развитие электронной торговли будет способство-вать через создание информационных обществ развитию мелких и средних предприятий ЕС, стимулировать экономический рост и инвестиции в странах ЕС, при условии, что каж-дый получит доступ к Интернету. Предусматривается высокий уровень правовой интегра-ции Сообщества для создания действующего пространства без внутренних границ для деятельности обществ по предоставлению информационных услуг. Дается ссылка на Ди-рективу Совета ЕС 89/552/ЕЭС от 3 октября 1989 г. о координации некоторых положений законодательства в области развития телевизионного вещания в рамках ЕС и достижении в этом плане высокого уровня интеграции.
ЕС указывает на трудности, возникающие из-за наличия в странах ЕС разных пра-вовых систем, которые слабо скоординированы. Следует устранить барьеры на пути к их лучшей координации в рамках ЕС. Директива должна обеспечить высокий уровень защиты граждан, их здоровья, интересов в сфере потребления и т.п. Директива не ставит целью гармонизацию уголовного права и созданию новых норм и обязательств налогового зако-нодательства.

О защите персональных данных.

Две директивы действуют в области защиты граждан при обработке сведений лич-ного характера. Это исключительно Директива 95/46/ЕС от 24 октября 1995 г. и Директи-вы 97/66/ЕС от 15 декабря 1997 г. относительно обработки сведений личного характера и защите сведений о частной жизни в секторе телекоммуникаций. Эти две Директивы со-ставляют правовую основу ЕС в области защиты сведений личного характера, поэтому не было необходимости включать этот вопрос в данный документ.
Неразглашение сведений в секторе коммуникаций гарантировано положениями статьи 5 Директивы 97/66/ЕС, в соответствии с которой страны-члены ЕС должны запрещать любое вмешательство или проверку средств связи, за исключением самих отправителей и получателей этих сведений и случаев, предусмотренных законодательством.
Определение обществ по предоставлению информационных услуг дано в Директиве 98/34/ЕС от 22 июня 1998 г. и в Директиве 98/84/ЕС от 20 ноября 1998 г. о правовой защи-те услуг, предоставляемых за вознаграждение на расстояние с помощью электронной тех-ники.
В соответствии с Директивой ЕЭС/89/552 считается, что теле- и радиовещание не рассматриваются в качестве обществ по предоставлению информационных услуг, так как они не предоставляются по индивидуальному заказу.
Место работы провайдера информационных услуг должно определяться в соответ-ствии с действующим законодательством.
Далее идут выводы и предложения по многочисленным вопросам организации ра-боты провайдеров информационных услуг. Их подконтрольности.
Почтовые услуги регулируются положениями Директивы 97/67/ЕС от 15 декабря 1997 г. об общих нормах развития рынка почтовых услуг в рамках ЕС.
Члены ЕС могут сохранить ограничения относительно использования электронных контрактов, с учетом тех контрактов, которые по закону требуют участия судов, общест-венных органов и т.п.
Директива обеспечивает высокий уровень защиты потребителя. Она не обязывает членов ЕС предусматривать уголовные санкции за нарушения положений национального законодательства, принимаемых в развитие данной Директивы.
В заключение преамбулы говорится о том, что Комиссия изучит недостатки суще-ствующей правовой системы защиты потребителя и, если это будет необходимо, даст свои дополнительные предложения с целью их преодоления.
Далее следует текст 24 статей Директивы, которые включают общие положения, используемые определения, положения о внутреннем рынке страны-члена ЕС, изложение принципов, исключающих предварительную авторизацию, обязательный перечень предос-тавляемой информации провайдером информационных услуг, предоставляемые сведения о коммерческой информации, перечень профессий, регулируемых законодательством, све-дения о договорах, размещение заказа, кодексы поведения, внесудебное разрешение спо-ров, судебные действия, сотрудничество между членами ЕС, санкции и заключительные положения: приведение в соответствие внутреннего законодательства, вступление в силу.

Договорные документы международного характера

О защите персональных данных

К международным договорным документам следует отнести Конвенцию о защите лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера, подписан-ную в Страсбурге 28 января 1981 года
Данная Конвенция вступила в силу 1 октября 1985 года и во Франции она была официально одобрена в соответствии с Законом № 82-890 от 19.10.1982 и Декретом № 85-1203 от 15 ноября 1985 г.
Источник: Официальный вестник Французской Республики от 20.10.1982, стр. 3163 и от 20.11.1885 г. стр. 13436.
Аннотация Конвенции:
Потребовалось почти 4 года для того, чтобы Конвенция вступила в силу и для дру-гих стран, включая Францию, так как необходимо было привести свое законодательство в соответствии с требованиями Конвенции и соблюсти сложную процедуру вступления ее в силу.
В преамбуле документа говорится о приоритете права, а также прав человека и ос-новных свобод и свободе информации без границ.
Цель Конвенции гарантировать на территории каждой страны-участницы каждому физическому лицу, вне зависимости он национальности ли места жительства соблюдение его основных прав и основных свобод, включая право на частную жизнь при автоматизи-рованной обработке сведений личного характера (<защита сведений>).
Далее идут определения понятий: <сведения личного характера>, <автоматизиро-ванная картотека>, <автоматизированная обработка>, <владелец картотеки>.
Сфера применения. Обязательства сторон. Категории сведений. Сохранность све-дений. Дополнительные гарантии для конкретного лица. Исключения и ограничения. Санкции и обжалование. Трансграничное движение сведений личного характера и внут-реннее право страны-участницы. Сотрудничество сторон. Оказание содействия заинтере-сованным лицам, проживающим за границей. Отказ в просьбе оказать содействие. Затраты и порядок оказания содействия. Консультативный комитет. Функции его. Порядок работы. Внесение поправок. Вступление силу. Присоединение государств, не являющихся члена-ми Совета Европы. Территориальные положения. Оговорки. Денонсация. Уведомления.

Внутренние акты в области электронной подписи

Декрет № 2001-272 от 30 марта 2001 г. о применении статьи 1316-4 Гражданского кодекса и об электронной подписи.
См. также ниже материал <Заключение договоров через интернет по законодатель-ству Франции и Германии>.

Внутренние акты в области защиты информации

Декрет № 86-316 от 3 марта 1986 г. о создании Управления по безопасности инфор-мационных систем Объем 2 стр., 7 статей. Управление создается при премьер-министре, отвечает за разработку политики в области безопасности информационных систем и осу-ществление контроля за ее претворением в жизнь. В него входят представители минист-ров: финансов, внешних сношений, обороны, внутренних дел, промышленности, по делам научных исследований и технологий.
Декрет № 86-317 от 3 марта 1986 г. о создании Межминистерского представитель-ства по безопасности информационных систем6
Объем 2 стр., 9 статей. Представительство создается при премьер-министре, вклю-чает одного представителя от совета министров, двух помощников и секретаря. Исполняет директивы и инструкции премьер-министра. Представитель ежегодно делает отчет пре-мьер-министру о положении в области безопасности информационных систем.
Декрет № 2001-694 от 31 июля 2001 г. о создании Межминистерскй комиссии по безопасности информационных систем. Комиссия создается при Генеральном секретариа-те национальной обороны с целью обеспечения согласования в отношениях между депар-таментами министерств по вопросам безопасности информационных систем, гармониза-ции программ обеспечения государственных органов техническими средствами в этой об-ласти. Возглавляется генеральным секретарем национальной обороны, включает предста-вители министров: финансов, промышленности, связи, занятости, юстиции, внутренних дел, иностранных дел, обороны, инфраструктуры, транспорта, культуры, сельского хозяй-ства, окружающей среды, обустройства территорий, государственной службы, по делам молодежи и спорта, научных исследований, представитель президента и генеральный ди-ректор по безопасности информационных систем.

Внутренние акты в области шифровальных средств

Декрет от 15 декабря 1960 г. о создании Высшего учебного центра средств шифровальной связи.
Декрет от 31 марта 1962 г. о Высшем учебном центре средств шифровальной связи.
Декрет от 3 марта 1986 г. о создании Межминистерской комиссии по безопасности информационных систем. Объём 2 стр., 8 статей. Создается с целью гармонизации кон-цепций, методов и программ обеспечения техникой в области безопасности информацион-ных систем и выработки новых решений, распространения информации об угрозах безо-пасности информационных систем, разработки правовых норм обмена информации с со-юзниками, распространения информации о мероприятиях по защите информационных систем и т.д. Состоит из председателя, назначаемого на межминистерском уровне, пред-ставителей от каждого министерства, или администрации, которые должны иметь своих представителей в Управлении безопасности информационных систем, представителей от других министерских департаментов, назначаемых своим руководителем. Созывается по инициативе председателя не реже одного раза в год. Отменяет ранее принятое постановле-ние в этой области.
Декрет № 86-318 от 3 марта 1986 г. о создании Центральной службы безопасности информационных систем: Объем 2 стр., 11 статей. Служба создается при премьер-министре, находится в подчинении Межминистерского представительства по безопасно-сти информационных систем, отвечает за оценку мероприятий по защите шифровальных средств: изучает потребности министерств в этой области и дает предложения, анализиру-ет мероприятия по защите разработанных шифровальных средств и дает свои заключения, следит за разработкой норм, положений, регулирующих вопросы связи между разработ-чиками и пользователями этих средств. Ей поручается: следить за соблюдением инструк-ций в отношении соблюдения защиты информационных систем, предназначенных для ис-пользования вне правительственных учреждений; инструктировать заграничных пользова-телей этих систем, поддерживать отношения в этой области с заграничными службами; готовить проекты договоров, заключаемых от имени Франции, в области защиты инфор-мационных систем; организовывать мероприятия среди правительственных организаций на предмет создания ключей для шифровальной связи.
Декрет № 86-319 от 3 марта 1986 г. об изменении названия Высшего учебного цен-тра средств шифровальной связи в Высший учебный центр безопасности информацион-ных систем: Объем 2 стр., 2 статьи.
Закон № 90-1170 от 29 декабря 1990 г. о регламентации в области телекоммуника-ций. Закон регламентирует различные вопросы в области телекоммуникаций, в том числе пользование шифровальными средствами и оказание услуг в области шифровальной связи.
Закон (ст.28) дает определение шифровальных средств и услуг. <Под шифроваль-ными услугами понимаются любые услуги, предусматривающие передачу с помощью сек-ретных условностей информации или четких сигналов об информации, или сигналов, по-нятных для третьих лиц, либо осуществление инверсивной манипуляции при помощи средств, оборудования или программного обеспечения, направленной на достижение этой цели>. Предусматривает свободное пользование шифровальными средствами и услугами при соблюдении ряда условий.
Поставка, импорт из страны, не являющейся членом ЕС, экспорт средств и услуг шифровальной связи осуществляются по получении предварительного разрешения пре-мьер-министра. Условия выдачи такого разрешения предусматриваются специальным дек-ретом.
Закон также определяет условия и требования, предъявляемые к лицу, которое ока-зывает эти услуги, уточняет расположение сети потребителей данных услуг, определяет порядок распределения радиочастот среди пользователей.
Закон № 96-659 от 26 июля 1996 г. о регламентации в области телекоммуникаций. Закон регламентирует различные вопросы в области телекоммуникаций, в том числе пере-числяет статьи, включенные в Кодекс почтовой связи и телекоммуникаций, вопросы пре-доставления и развития телефонной сети и услуг в области телефонной связи, регулирует вопросы обучения и подготовки персонала для телекоммуникаций.
Декрет № 98-101 от 24 февраля 1998 г. об определении условий, в соответствии с которыми представляются заявления и оформляются разрешения на пользование шифровальными средствами и предоставление шифровальных услуг. В Декрете подробно регламентируются вопросы о порядке осуществления предварительных формальностей по работе в этой области: общие правила подготовки заявлений, получения разрешений различных органов управления, пользования шифровальными средствами и предоставления услуг. Порядок экспорта и импорта этих средств связи.
Декрет № 98-102 от 24 февраля 1998 г. об определении условий, в соответствии с которыми получают одобрение организации, осуществляющие деятельность в области шифровальной связи в соответствии с ст. 28 Закона 90-1170 от 29 декабря 1990 г. о регла-ментации в области телекоммуникаций.
Декрет № 99-199 от 17 марта 1999 г. об определении категорий средств и услуг в области шифровальной связи, в отношении которых порядок оформления предварительно-го заявления заменен на порядок оформления предварительного разрешения.
Декрет № 99-200 от 17 марта 1999 г. об определении категорий средств и услуг в области шифровальной связи, в отношении которых требуется соблюдение предваритель-ных формальностей.

Внутренние акты в области сертификации в сфере ИКТ

Декрет № 2002-535 от 18 апреля 2002 г. относительно оценки и сертификации усло-вий безопасности, предоставляемым вместе с продуктами и системами информационных технологий.
Аннотация:
Декрет предоставляет возможность сертифицировать условия безопасности, пре-доставляемые вместе с продукцией или с системами информационных технологий. Заяви-тель с целью получения документа о сертификации направляет заявку в Центральное управление по вопросам безопасности информационных систем, которое изучает его до-сье и дает ему оценку. В случае положительного рассмотрения вопроса Управление гото-вит отчет о сертификации безопасности информационной системы в течение месяца. В этом отчете содержатся положительные или отрицательные характеристики предложен-ных условий безопасности. В зависимости от этого отчет включает либо предложения ли-бо о необходимости выдачи сертификата, либо об отказе в такой выдаче. Сертификат вы-дается премьер-министром. Сертификат свидетельствует о том, что один экземпляр про-дукта или системы, подвергнутых оценке, удовлетворяет требованиям, предъявляемым к вопросам безопасности. Он свидетельствует также, что оценка была проведена в соответ-ствии с действующими правилами и нормами, компетентными и независимыми органами.
Центры проведения оценки должны получить одобрение в соответствии с условия-ми, предусмотренными положениями настоящего Декрета. Заявка на одобрение направля-ется в Центральное управление по вопросам безопасности информационных систем. В ней уточняется сфера деятельности заявителя-организации. Организация заявителя должна представить доказательства своего соответствия критериям качества в соответствии с дей-ствующими правилами и нормами аккредитации и другие доказательства обеспечения конфиденциальности в процессе осуществления своей работы по оценке, своей технической компетенции для осуществления оценки. Одобрение выдается премьер-министром с учетом мнения Главного комитета сертификации. Одобрение действует два года и возоб-новляется. Главный комитет сертификации информационных технологий возглавляет ге-неральный секретарь национальной обороны или его представитель. В него также входят по одному представителю от следующих министерств: юстиции, внутренних дел, иностранных дел, обороны, промышленности, экономики, занятости, здравоохранения, образования, связи, государственной реформы, транспорта и научных исследований.




Заключение договоров через Интернет по законодательству Франции и Германии

Законодательство об Интернете не однородно и не кодифицировано. Нет единого сборника унифицированных законов и регламентов. Оно касается множества правил, ис-точником которых являются различные подотрасли права. Например, договорное право, законодательство о товарных знаках, законодательство о конкуренции, уголовное и автор-ское право.
Совершение электронных сделок ставит трудные вопросы. Например, вопрос о письменной форме совершения договорных документов, о доказательствах или подлинно-сти документа.
По французскому и немецкому праву договорные отношения, заключенные по Ин-тернету, не могут с первого раза быть классифицированы в качестве традиционных типов договоров, определение которых дано в законодательстве или выявляется в ходе судебной практики.
Коммерческие электронные договоры подразделяются на три основные вида дого-воров.
К первому виду договоров относятся договора доступа (к рынку, к сети и т. д.), за-ключенные между поставщиком доступа к сети и поставщиком товаров или услуг.
Ко второму виду договоров относятся договора, заключенные с поставщиком ин-формационных услуг. Сведения или информация, которые поставляются, находятся чаще всего в форме банков данных.
Третий вид договоров - это договора между пользователем (покупателем) и по-ставщиком услуг или продавцом товаров.
Дальше идет речь именно о третьем виде договоров.
В Германии, как и Франции, правила, относительно применяемого права к коммер-ческой деятельности, а также материального права, охватывающего этот вид деятельности, были изложены для отношений, основанных на физическом присутствии участников и об-мене документами, составленными на бумажном носителе.
С юридической точки зрения международное частное право так же, как нормы внутреннего права, предусматривают рамки, которые иногда необходимы, чтобы приспособиться к заключению сделок межпограничного характера между отсутствующими лицами.
Отсюда следует предварительный вывод о том, что необходимо изучить решения, которые можно было бы предусмотреть международным частным правом во Франции и Германии, чтобы учесть новые данные о электронной торговле межпограничного характера.
Если французское или немецкое законодательство рассмотреть на предмет применения их к сделке, заключенной по Интернету, то в них следовало бы внести некоторые изменения и усовершенствования с тем, чтобы приспособить к условиям заключения, изменения и исполнения договоров, подходящих для Интернета.
Наконец, нельзя обойти некоторые положения законодательства о публичном порядке, которые относятся к защите прав потребителей.

Международные аспекты договоров, заключенных через Интернет

Как только два лица, находящиеся под различной юрисдикцией, вступают между собой в отношения, по меньшей мере, две компетенции вступают в соперничество, компе-тенция суда и компетенция закона. Этот основной постулат международного частного пра-ва достигает наивысшей точки при осуществлении торговли через Интернет, которая во-влекает в свой процесс договорные трансграничные и <нематериальные> отношения.

Первый вопрос, который следует решить, касается определения надлежащей под-судности для рассмотрения спора. Второй связан с определением закона, который будет применяться компетентным судьей.

Надлежащая подсудность

В Европе правила, позволяющие установить надлежащую подсудность для рассмот-рения спора, были сформулированы в Брюссельской конвенции от 27 сентября 1968 г., с последующими изменениями. Эти правила касаются надлежащей подсудности и исполне-ния решений гражданского и коммерческого характера.
Брюссельская конвенция не распространяется на арбитраж, регулируемый Нью-йоркской конвенцией от 10 июня 1958 г. о признании и исполнении арбитражных реше-ний и Европейской конвенцией о международном арбитраже от 21 апреля 1961 г., заклю-ченной в Женеве.
Параллельно с Брюссельской конвенцией между членами Европейского Союза и государствами-членами Экономической ассоциации свободной торговли была подписана Луганская конвенция.
Общим критерием при определении надлежащего суда является место жительства ответчика. В том случае, если ответчик не проживает в государстве-члене Евросоюза, бу-дут применяться национальные нормы страны истца с тем, чтобы определить, есть ли в этой стране компетентный суд.
Таким образом, французский пользователь Интернета, желающий возбудить иск против своего американского поставщика, должен будет изучить, в свете статей 14 и 15 ГК Франции, вопрос о том, нет ли возможной привязки, которая позволила бы ему привлечь своего американского <противника> к ответственности перед французским судом.
Статья 5 Брюссельской конвенции от 27 сентября 1968 г. содержит специальную норму о компетенции, представляющую интерес в отношении договоров, заключенных через Интернет. В этой норме, по существу, говорится о том, что суд, компетентный в об-ласти договорного права, может находиться по выбору истца в том месте, <где исполня-лось или должно исполняться обязательство, являющееся предметом искового заявления>.
Эта коллизионная норма применялась во время судебных разбирательств, касаю-щихся заключения договора, проблема, которая, как мы увидим, часто имеет решающее значение для договоров, заключенных через интернет.
В процессе судебных разбирательств деликтов, совершенных через интернет, ука-зывают на суд места заключения сделки либо на суд места, где имели место последствия заключения сделки.
Договора по Интернету часто заключаются между профессиональными поставщи-ками услуг или продавцами и потребителями - пользователями Интернета.
Однако, что касается судебных споров по договорам, заключенным потребителями, Брюссельская конвенция предусматривает наличие специального режима в отношении компетентного суда. В статьях 13 и 14 Конвенции отмечается, что любой судебный спор, возбужденный против потребителя, может быть рассмотрен только в судах страны, где данный потребитель имеет свое место жительства. В противном случае, когда потреби-тель выступает в качестве истца, он делает выбор между судом по месту жительства и су-дом места жительства продавца или поставщика услуг.
Стороны договора могут, в конце концов, выбрать по своему усмотрению компе-тентный суд с тем, чтобы выяснить все необходимое о возможных спорах, что выбранный суд находится в государстве участника договора и что, по меньшей мере, одна из сторон также проживает в государстве участника договора.
Выбор компетентного суда по договору, заключенному через интернет, ставит, ме-жду тем, проблему представления доказательств.
С одной стороны, статья 17 Брюссельской конвенции в отношении подсудности требует соблюдения письменной формы либо формы, совместимой с практикой, устано-вившейся между сторонами, либо формы, применяемой в этой области на основе обыча-ев международной торговли.
С другой стороны, Франция, как и Германия, не приняла специальное законода-тельство относительно законности электронных или аналогичных подписей. Следова-тельно, встречный аргумент по поводу договорных условий, направленных другой стороне только по электронной сети, без письменного подтверждения, вносит неопределенность и традиционные договора, принятые в письменной форме, и традиционные формы догово-ров, составленные в письменном виде, продолжают широко применяться в качестве под-тверждения, как только завершается обмен электронными посланиями через Интернет.
Такое же положение остается действующим и в отношении арбитражной оговорки. В самом деле, в соответствии с Нью-йоркской конвенцией действительными являются только те положения договоров об арбитраже, которые заключены в письменном виде.

Применяемое право

Продавец или поставщик услуг, желающий извлечь пользу из расширения мирово-го рынка посредством Интернета, нередко хочет видеть, что законодательство, которое ему знакомо, лучше всего применимо к сделкам, которые он предлагает совершить через свой сайт Интернета.
В противоположность этому, потребитель или даже профессиональный пользова-тель Интернета будет искать, в свою очередь, по возможности самое сильное средство за-щиты в рамках договора, который он намеревается заключить через Интернет.
Более того, государства захотят, со своей стороны, добиться такого положения, при котором публично-правовые нормы, которые они издали, могли бы применяться и в от-ношении сделок, заключенных по новой информационной системе связи.
Решение коллизии волеизъявлений можно найти уже в традиционных правилах разрешения коллизии законов и норм, эффективность которого находит широкое приме-нение на примерах опыта особой деятельности Интернета.
Кроме Венской конвенции 1980 года, которая предлагает использовать нормы ма-териального права в случае продажи товаров на международном рынке, Германия и Фран-ция приняли практически идентичные нормы урегулирования коллизии законов.
Эти нормы взяты из Римской конвенции в отношении Закона, применяемого в от-ношении договорных обязательств, от 19 июня 1980 г.
Став участниками Римской конвенции, немецкие и французские законодатели под-твердили свою приверженность принципу автономии волеизъявления при заключении до-говора. Из этого принципа следует, что сторонам разрешается выбирать право, применяе-мое к их договору.
В случае возникновения спора о полномочиях, выбор закона, применяемого к дого-вору, заключенному через Интернет, должен быть доказуем.
В то время, когда Римская конвенция кажется относительно гибкой в отношении способа представления доказательств, важно отметить, что пока настоящим законодатель-ством не было установлено каких бы то ни было признанных средств представления элек-тронных доказательств, как таковых, и что, в связи с отсутствием юридических прецеден-тов из судебной практики, на данный момент рекомендуется осуществлять подписание документов на бумажном носителе.
В том случае, если у сторон нет выбора, статья 4.1. Римской конвенции предусмат-ривает, что <договор регулируется законом той страны, с которой у него имеются наибо-лее тесные связи>.
Статья 4.2 Римской конвенции допускает в этом смысле, что право, в отношении которого договор имеет наиболее тесные связи, является правом той страны, где <сторона, которая должна предоставлять характерные услуги, имеет на момент заключения контрак-та свое обычное место жительства>.
В общем, противоположная, не финансируемая, сторона, которая несет обязательст-во, за исполнение которого нужно будет внести плату, несет на себе это характерное обя-зательство. В таком случае передаст ли эта сторона товар (не плату за товар) или окажет ли она услугу (а не плату за услугу).
Статья 5.2. Римской конвенции предусматривает, что выбор права, применяемого к контракту, заключенному потребителем, не лишает последнего защитных положений, из-данных государством, где он проживает.
Защитные положения потребителя будут иметь преимущества в сравнении с обычно применяемым правом только при условии, что предварительно, до заключения договора, было сделано специальное предложение либо потребителем было получено рекламное со-общение, и что последний выполнил необходимые действия при заключении договора в государстве, где он проживает.
В этом случае общие условия купли-продажи, которые обычно соответствуют при-меняемому праву, могут рассматриваться как недействительные, с точки зрения права по-требителей страны, в которой потребитель имеет свой домицилий.
Таким же образом, и в случае отсутствия выбора у сторон в отношении применяе-мого права, статья 5.3 Римской конвенции гласит о том, что право государства, где потре-битель имеет свой домицилий, применяется, если существует достаточная связь между этой страной и правилами заключения договора.
Применение права домицилия потребителя вопреки обычному праву, применяемо-му в отношении договора, создает определенную неуверенность для продавца или по-ставщика услуг, так как последний должен учитывать массу национальных прав, как толь-ко он начнет работать с потребителями-пользователями Интернета, находящимися в Евро-пе и далее по всему миру.
Ответ на вопрос относительно права, применяемого к договорам, заключаемым че-рез Интернет потребителями, определенно ясен, но он не становится от этого менее заслу-живающим критики из-за юридической нестабильности, которую создает.
Что касается национальных норм материального права в отношении договоров, за-ключаемых через Интернет, то в них определенно будут внесены изменения.

Заключение договоров через Интернет

По общему правилу, немецкое законодательство, так же как и французское, преду-сматривает, что договор заключается на основе двух равноправных заявлений: оферты и акцепта.
Этот принцип аналогичным образом действует и в отношении договора, заключен-ного через Интернет. Заключение договора через Интернет регулируется на тех же усло-виях, что и заключение договоров других отраслей права.
Однако, характер такого вида договора, заключенного через Интернет, порождает вопросы о способе выражения согласия, с одной стороны, и его действительности, с дру-гой стороны.
Уместно вспомнить некоторые нормы общего порядка подготовки договоров в час-ти, касающейся оферты и акцепта, прежде чем рассматривать вопросы о предоставлении доказательств согласия и его действительности.

Оферта и акцепт

Любой договор заключается в тот момент, когда оферта получает акцепт. И, нако-нец, чтобы избежать всяческой путаницы, уместно в первую очередь выделить предложе-ние о приглашении вступить в переговоры (invitatio ad offerendum).
В отличие от оферты, приглашение вступить в переговоры не требует само по себе достаточно четкого выражения, в связи с чем, простого акцепта в этом смысле бывает дос-таточно для заключения договора.
Французское и немецкое законодательство одинаково исходят из того, что любая реклама по Интернету рассматривается не как оферта, а как приглашение вступить в пе-реговоры.
Оферта, по немецкому праву, исходит, как правило, от пользователя Интернетом. Продавец или поставщик услуг для него имеет право акцептовать или отказаться от этой оферты. Оферта осуществляется либо посредством <вызова> (), либо с помощью электронной почты.
Тогда как по французскому праву достаточно того, чтобы оферта была сделана публично и в этом случае здесь будет отличие от немецкого права.
По немецкому праву одностороннее объявление волеизъявления, направленное лицом публично, будет рассматриваться как приглашение в адрес неопределенных лиц с целью установления связей с коммерсантом и направления оферты. Таким образом, по нормам немецкого права размещение электронных каталогов на страницах Web, объявления, направленные на форумы для обсуждения, не являются офертой.
Французское право, которое основано на принципе консенсуализма [принцип, со-гласно которому для заключения договора необходимо лишь волеизъявление сторон], имеет заметно отличающийся подход. Как только продавец или поставщик услуг сделает предложение, достаточно точное для того, чтобы простой акцепт этого предложения был достаточным для создания договора, в этом случае такое предложение должно рассматри-ваться как оферта.
Это предложение должно включать набор характерных элементов договора, заклю-чаемого посредством акцепта.
Рассмотрим договор купли-продажи. Если предложение содержит точное указание о продаваемом предмете и цене, договор купли-продажи превосходно подходит для акцеп-та посредством вызова (кликаж) и акцепта предложения, сформулированного на выходе. Акцепт осуществляется в этом случае либо посредством вызова (кликаж), либо по элек-тронной почте.
В том, что касается электронной почты, то ее проблема аналогична той, которая возникает при осуществлении связи обычной почтой. Исходя из практики, некоторые ав-торы считают, что связь по электронной почте является связью между присутствующими лицами и ее нельзя сравнивать с договорными отношениями отсутствующих лиц.
Во Франции, как и в Германии, доктрина мажоритарной системы, разумеется, ста-вит на видное место специфику договора, заключенного через интернет, но имеет, тем не менее, тенденцию квалифицировать договор, заключенный между отсутствующими лица-ми, в качестве оферты и акцепта, осуществленных посредством вызова (кликаж) или по электронной почте.
Если согласиться с определением договора, как договора, заключенного между от-сутствующими, то необходимо сказать, что любое сообщение по связи нужно рассматри-вать, как полученное адресатом в том случае, если последний обладает этим сообщением и имеет возможность ознакомиться с ним обычным способом. Что касается профессио-нального работника, то предполагается, что он, как правило, читает, по меньшей мере, один раз в день сообщения из почтового ящика электронной почты.

Доказательство о согласии, переданное через Интернет

Доказательство о согласии пользователя Интернетом заключить договор получают посредством проверки вопросов доказательства получения сообщений в процессе подго-товки договора, требования соблюдения письменной формы согласия и установления сто-рон договора.

Доказательство получения электронных сообщений

В случае возникновения спора проблема для отправителя сообщения заключается в том, чтобы представить доказательства о получения его сообщения.
По праву Германии состав доказательства, которое необходимо представить, не оп-ределен с достаточной точностью при отсутствии штемпеля с датой, который в опреде-ленной степени доказывает получение электронной почты. Этот вопрос, тем не менее, ре-гулируется статьей 9 закона Германии об электронной подписи.
В том, что касается договоров между отсутствующими сторонами, французская юриспруденция традиционно придерживается двух теорий определения момента заключе-ния договора: теории отправки (договор заключается в момент отправки письма) и теории получения (договор заключается в момент получения акцепта). В Германии применяется теория получения.
Что касается электронных сообщений, то первая теория связана с моментом осуществления вызова (кликажа) стороной, акцептующей оферту, тогда как вто-рая теория касается момента, когда эта же сторона получает подтверждение в получении с указанием времени окончания передачи.
В обоих случаях вступление договора в силу не может решить вопрос о надежности <информационного времени> или <системы времени>.
В условиях отсутствия правила, которое можно было бы применить в этой облас-ти, существующая неуверенность в отношениях приводит к тому, что стороны возвраща-ются к консервативному методу подготовки договоров, заключаемых заочно посредством переписки либо по системе связи <Минитель>, которая включает письменное подтвержде-ние акцепта вместо письменной оферты.

Требование соблюдения письменной формы

С точки зрения юриспруденции Германии, любая электронная почта не соответст-вует условиям соблюдения письменной формы, которые требуется соблюдать в соответст-вии со статьей 126 Гражданского кодекса Германии (подпись проставляется вручную). При необходимости совершения письменного заявления не рекомендуется прибегать к услугам электронной связи.
Поскольку существует масса проблем, связанных с проверкой и установлением ау-тентичности электронных сообщений, можно только рекомендовать заинтересованным сторонам подтверждать заключение договора между ними с помощью <классического> факсимильного средства связи. Это позволяет проверить тот факт, что акцепт соответст-вует истинному желанию и что он исходит от лица, которому принадлежит почтовый ящик.
Такая же рекомендация содержится во французском законодательстве. Если фран-цузское законодательство о договорах представляет собой консенсуальное законодатель-ство, в соответствии с которым формализм является исключением, то Гражданский кодекс зиждется на преимуществе письма как средства доказательства. Статья 1341 Гражданско-го кодекса Франции предусматривает оформление любого соглашения о сделке свыше 5 тыс. франков (762,24 евро) в письменном виде.
С другой стороны, законные исключения из этого правила, не очень-то выручают, так как информационное сообщение передается не в оригинальном виде, а в виде про-стых копий, которые могут воспроизводиться до бесконечности. И оперирование такими информационными элементами доказательств предполагает, что судья убежден в слабости используемой системы.
Эту трудность можно обойти на том основании, что эти правила не являются пра-вилами публичного порядка, и стороны могут договориться о том, что их обменные посла-ния являются эквивалентами письменных документов или же отказаться от права оспари-вать сообщения на предмет их недействительности.
Но неопределенность остается тогда, когда остаешься перед Интернетом либо то-гда, когда отношения между сторонами носят случайный характер и не позволяют заклю-чать предварительные договора.
Неопределенность касается не только содержания, времени отправления и получения сообщений, но также и данных о личности сторон.
Европейская комиссия, тем временем, разработала проект директивы (СОМ 1998, 297) от 13 мая 1998 г. касающийся юридических аспектов электронных подписей. Этот проект рассматривает в качестве электронной подписи любую подпись, включенную в сведения, либо передаваемую вместе со сведениями, которую можно сравнить с рукопис-ной подписью.
В случае возникновения спора, такая подпись будет рассматриваться в качестве способа доказывания.*
С этой точки зрения, в отношении электронной подписи, проект директивы идет дальше законодательства Германии, которое не делает пока еще шага, чтобы признать электронную подпись в качестве эквивалента подписи в письменном виде. Предложение директивы дает возможность предусмотреть достижение гармонизации права электронного доказательства в Европе.
В развитие доклада, который был сделан Государственным Советом для французского правительства, последнее положительно относится к вопросу о внесении изменений в положения о доказательствах, изложенных в статье 1341 и последующих статьях французского Гражданского кодекса.

Установление личности сторон в договоре, заключенном через Интернет
При пользовании техникой стороны, осуществляя электронную связь, не могут быть уверены, что произошел обмен документами, и что данный документ исходит от лица, который очевидно должен являться его автором.
Криптография предусматривает решение вопроса о безопасности совершения электронных сделок. Речь идет о процессе транскрипции понятной информации либо понятной посредством применения секретных соглашений, реверсивного действия.

Этот метод включает симметричную криптографию (такой же ключ используется для шифрования и дешифрования информации) и асимметричную криптографию (отправитель может таким же образом зашифровать свое сообщение своим личным ключом).
Получатель расшифровывает сообщение общим ключом, который имеется и у отправителя, устанавливая, таким образом, его личность. Если отправитель посылает свое шифрованное сообщение в сопровождении незашифрованного оригинала, получатель может, осуществив сравнение обоих документов, убедиться в том, что оригинал не был фальсифицирован.
В отношении электронной подписи законодательство Германии допускает в этом плане воспроизведение таких подписей, которые не поддаются фальсификации.
Закон Франции от 26 июля 1996 г., регламентируя вопросы осуществления телекоммуникационной связи, устанавливает новый правовой режим в отношении криптографии. Данный Закон предоставляет, в частности, свободу пользования средствами или услугами криптографической связи в целях воспроизводства подписи.

Положения Закона от 26 июля 1996 г. и декрет по его применению ограничивает, тем не менее, возможности использования приемов криптографии.
В самом деле, в соответствии с Декретом по его применению № 98-101 от 24 февраля 1998 г., а именно, для того, чтобы разрешить властям осуществлять быструю расшифровку и таким образом контролировать обмен сообщениями по Интернету, разрешается применять только менее мощные методы криптографии.
Закон равным образом вводит систему поручителя за третьих лиц, которая отличается весьма сдерживающим фактором для пользователей.
Заявления Премьер-министра Франции Лионеля Жоспена от 19 января 1999 г., тем не менее, ясно показали положительную эволюцию в сторону более широкой либерализа-ции криптографии. Озабоченный развитием электронной торговли во Франции, Лионель Жоспен объявил о последующем решении, направленном на то, чтобы поднять порог ко-дирования сообщений с 40 до 128 бит.
Это решение приведет к повышению уровня безопасности связи через Интернет и будет сопровождаться разработкой правительственного проекта закона о внесении изме-нений в правила о доказательствах, изложенных в ГК Франции.

Действительность согласия

Действительность согласия, выраженного в контексте проведения торговой элек-тронной сделки, проявляется, главным образом, в оценке вопросов, которые возникают в связи с появлением ошибок, благодаря способу заключения договора, и включение общих условий купли-продажи для консультации иногда сделать очень сложно, так как речь идет о размещении информации в электронной сети.

Аннулирование заявлений на основании ошибки

Сам характер договоров, заключенных через Интернет, создает благоприятные ус-ловия для совершения ошибки. Например, как только договор касается какой-либо вещи, то гораздо легче совершить ошибку в отношении этой вещи, которая должна появиться только на экране. Уместным будет в связи с этим напомнить о некоторых принципах, при-менительно к ошибке, совершаемой при заключении договоров.
Французское законодательство разрешает аннуляцию договора только на том осно-вании, если ошибка затрагивает само содержание вещи, которая является предметом до-говора (ст. 1110 ГК Франции).
В отношении договоров, заключенных посредством электронной связи, француз-ский законодатель еще не предусмотрел общих положений, регулирующих эту ситуацию. Единственная защита обеспечивается в отношении тех договоров, которые заключены по-требителями на расстоянии.
В этом плане статьи 119 и 120 ГК Германии предусматривают, что любое заявле-ние, сделанное по электронной почте, может быть аннулировано в случае допущения ошибки.
Если третье лицо использует наименование домена пользователя обманным путем, договор не считается заключенным, за исключением того случая, когда истинный пользо-ватель дает свое согласие на это или действует в силу полномочия, выраженного толерант-но или на отпечатанном документе.

Вопрос об общих условиях заключения договоров

Французская юриспруденция непрерывно и бдительно следит за использованием общих условий заключения договоров.
Они должны быть ясны и легко доступны. Их распространение через интернет ста-вит вопрос о возможности легкого доступа к ним.
По законодательству Германии автор общих условий заключения договоров дол-жен явно выраженным способом обратить внимание другой стороны к наличию общих условий. Он должен тем же способом дать возможность своему контрагенту получить достаточные познания на этот счет.
В одном решении суда первой инстанции г. Фрейбурга было указано, что контр-агент не имел возможности получить достаточных познаний об общих условиях заключе-ния договора, так как они были слишком обширными, чтобы их можно было бы прочитать в разумный период времени.
Некоторые немецкие авторы идут еще дальше, они утверждают, что размещение общих условий сделки через Интернет невозможно на том основании, что эти условия якобы легко изменить.
И наоборот, другие авторы считают, что достаточно будет обеспечить доступ к об-щим условиям с помощью простой связи, имеющейся на сайте, через который будет за-ключаться сделка.

Применение законодательства о защите прав потребителей

В Германии, как и во Франции, законодательство о кредитах для потребителей не применяется, если речь идет об Интернете, так как все кредитные договоры должны быть подготовлены в письменном виде и должны быть подписаны потребителем.
Законодательство Германии, касающееся отказа от своих обязательств по договору продажи или покупке товара, заключенному агентом по продаже товаров на дому, больше не применяется, так как положение пользователя сетью интернета нельзя сравнить с поло-жением потребителя, в фойе которого агент или коммерческий представитель устанавли-вает деловые контакты. Элементы неожиданности и принуждения в этом случае отсутст-вуют.
Французское законодательство ближе к позиции американского в том, что касается регулирования вопросов продажи товаров на дому. Хотя и не так заметно во французской юриспруденции, но кажется, что французские органы имеют тенденцию квалифицировать продажу товаров на дому, в качестве услуги по предоставлению сайтов, предлагающих связи с другими сайтами рекламы отдельных продуктов.
Не так давно Комиссия по биржевым операциям Франции утверждала, что считает, что пользователь Интернета, который решил остановиться на конкретном сайте и которо-му предложили сделать вызов (кликаж) на другом сайте, содержащем рекламные сообще-ния или предложения финансовых инструментов, представляет собой пассивную сторону. Лицо, оказывающее услуги, рассматривается в этом случае в качестве лица, применяющего правила, относящиеся к купле-продаже ценных бумаг по месту нахождения клиента.
Что касается защиты прав потребителей, то Директива ЕС от 20 мая 1997 г. о защи-те прав потребителей при заключении договоров на расстоянии вменяет в обязанности продавца или лица, оказывающего услуги, осуществлять следующее:
удостоверять свою личность и представлять сведения об основных характеристиках товара или услуги, цене, способах платежа, праве на аннуляцию, и сроке действия оферты или цены;
обеспечить такое положение, при котором исходящая информация была бы ясной и понятной.
Другими словами, любой договор, заключенный на расстоянии, должен быть под-твержден письменно с момента получения товара.
И, наконец, в соответствии с положениями данной Директивы у потребителя имеет-ся 7 рабочих дней, чтобы принять решение об отмене своего акцепта без объяснения при-чин и уплаты каких-либо штрафных неустоек.
Эта Директива охватывает широкую сферу деятельности. Тем не менее, она не рас-пространяется на договоры банковских услуг, заключаемые с операторами телекоммуни-кационной связи, и договора, заключенные по результатам аукционов. Не остается ниче-го, кроме как защитить права потребителей, заключающих договоры через Интернет.
Равным образом эта Директива позволяет продавцам и лицам, оказывающим услуги через Интернет, иметь более четкие познания о правилах, которые они должны соблю-дать.
Несомненно, что Интернет станет фактором развития положений законодательства, которые должны будут приспособиться к условиям развития новой техники. Это развитие, приятнейшая задача не только для юриста, но также для коммерсанта или пользователя, который все больше и больше извлекает пользы из информационной сети, уже началось.
Интересно отметить, что как французское, так и немецкое законодательство, дают аналогичные решения юридических вопросов, с которыми оно сталкивается.
Наконец, несмотря на развитие способов связи и различных средств заключения коммерческих сделок, большинство традиционных норм заключения договоров продолжа-ет находить свое применение на практике.

Источник: Издание банка <Креди Лионе>, март 1999 г. стр. 15-20.
Для получения копий французских законодательных актов см. адрес сайта в Internet:www.legifrance.gouv.fr

Для получения копий нормативных актов Евросоюза см. адрес сайта в Internet:www.europa.eu.int



© Фонд "Новая экономика"
 
тел: +7 (495) 925-02-46
921-44-38
e-mail: info@neweco.ru
Рейтинг@Mail.ru     Rambler's Top100