Сегодня: 28 октября 2021г.
События
 
Анонсы
 
Новости
 
Календарь
 <<< Октябрь - 2021 >>> 
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
          12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728 2930
31           

Рекомендуем:


НОВОСТИ

Все новости
ИКТ в обществе


Российское образование на рубеже веков

ИКТ в обществе  | 23 августа 2004

Государственный аппарат пока не может выработать внятной образовательной политики, поскольку не может перейти от "сырьевых" приоритетов к приоритетам "высокотехнологичного" развития. Это сказывается и на образовании. Нация пытается культивировать образование самостоятельно. В итоге, национально-государственный консенсус в образовании имеет много вариантов.

Исследования аналитического центра Юрия Левады (Левада-Центр) показали, что из причин, осложняющих жизнь россиян "невозможность дать детям хорошее образование" занимает 9 место (9 % опрошенных в 1994 г., 10 % в 2004 г.). Россияне в массе своей слабо сознают связь между образованием детей и решением проблем, стоящих сейчас перед родителями. Но если рассмотреть лидирующие согласно соцопросу проблемы россиян, то окажется, что решить их хотя бы в будущем можно с помощью образования. Осложняют жизнь прежде всего "низкие доходы, нехватка денег" (68 % респондентов в 1994 г., 69 % – в 2004 г.); "плохое здоровье, трудности с лечением" (соответственно 27 % и 29 %); бытовые трудности (21 % – в 1994 г. и в 2004 г.). На четвертом месте "усталость, переутомление" – 17 %; далее "плохое жилье" – 15 %; "безысходность, отсутствие перспектив в жизни" – 22 % в 1994 г., 14 % в 2004 г. "Опасение потерять работу" – 24 % в 1994 г., 13 % через 10 лет. На восьмом месте "недостаток свободного времени" – 11 % в 1994 г. и 10 % в 2004 г., и лишь затем упомянутая проблема образования.



Зачем России образование?

В вопросе образования можно выделить два направления – госполитику и ожидания нации. Их результирующий вектор дает результат, в том числе соцопросов. Главная проблема: государственный аппарат не может выработать внятной образовательной политики, поскольку не может перейти от "сырьевых" приоритетов к приоритетам "высокотехнологичного" развития, что отражается на образовании. На словах, в многочисленных декларациях, государство "за" приоритет высокотехнологичной научно-образовательной отрасли, на деле – сырье остается основой бюджета, что порождает соответствующее образование. Российские проблемы "сырьезации" совпали с общемировой тенденцией расширения высшего образования. Но возросшее за 10 лет поступление школьников в вузы и кризис начального и среднего профобразования многие эксперты объясняют, прежде всего, упадком производства, спасением от молодежной безработицы посредством любого образования, вместе с возможностью получить отсрочку от службы в Вооруженных Силах. Отсюда и проблема качества, – лишь сейчас новое руководство российским образованием пообещало перепроверить огромное количество вузов и их филиалов и некоторые, возможно, закрыть.

С другой стороны, россияне как нация активно учатся, переучиваются, готовы платить деньги за образование, но это в основном личная инициатива, без ощутимой госполитики в данном направлении. Нация, стремящаяся к лидерству, стремится к высокотехнологичному развитию, реальной конкурентоспособности, но когда данное направление в должной мере не культивируется государством, образование часто принимает непредсказуемые, часто непатриотические формы.

С указанными противоречиями связана проблема элиты, в т.ч. как образца для подражания. Факт, что русских Биллов Гейтсов и высокотехнологичных российских Microsoft-ов за постсоветский период не появилось, а богатейший человек России под следствием. Можно предположить, что занимайся Ходорковский и другие выдающиеся бизнесмены нашего времени высокотехнологичным бизнесом, требующим серьезного образования (а не хобби в виде Федерации Интернет-образования или попыток спонсирования РГГУ), история России рубежа XX-XXI веков была бы другой – и экономика, и политика, и идеология, и образование, и результаты соцопросов, и государство, в конце концов. Символично, что в комсомоле деньги "Менатепу" выделялись на научно-техническое творчество, а не на нефтянку. И не кризис в российском либерализме главная проблема, а лень и желание простейших решений – в политике и в экономике. Ни демократию, ни либерализм, ни коммунизм на одной нефти не построишь. Вопрос, когда же "сложные бизнесы" придут в российскую экономику и политику, когда там будут отказываться от простейших решений в пользу хоть и сложных, но перспективных? Ответ – когда россияне будут по-другому образованы, а образование – это обучение плюс воспитание.



Выбор есть

У россиян всегда есть выбор. Даже в случае, если госаппарат окончательно превратится в сырьевую бухгалтерию, пропагандирующую соответствующее образование, при современной экспансии технологий, россияне вполне могут приобщиться к тому же западному образованию, этому может способствовать и присоединение на соответствующих условиях к ВТО, но о самостоятельности российского образования и как следствие государства российского говорить тогда не приходится. Реальным также можно считать вариант, если государство отдалится от образования, в частности сделав его преимущественно платным – нация выберется из данной ситуации, создав свое образование – какое, другой вопрос. Другие варианты – государство превращает образование в сферу доходов от предоставления платных, в том числе международных образовательных услуг, или бесплатное образование и постоянные инвестиции в образование будут считаться государством приоритетами в национальной политике. Если посмотреть на поправки в образовательные законы, принятые летом, можно сказать, что на данном этапе все указанные варианты потенциально могут развиться.

Образование – лишь часть общественного развития. Во взаимосвязанном мире на интеллектуальный, образовательный выбор страны влияют даже события типа 11 сентября, объединение Европы или рост Китая, также как и иракская война. Соотечественники, менее полувека назад совершившие космическую революцию, чуть более полувека назад победившие в великой войне, умевшие на протяжении веков разрабатывать идеологии, не разъединяющие, а соединяющие народы и территории, и сейчас верят, что те, кому делегирована власть в стране, смогут создать в образовании достойную альтернативу другим образовательным системам. И эта вера – "положительная" составляющая того самого 9 места проблемы образования в соцопросе. Определенные предпосылки спокойного отношения к образованию существуют. Госдума летом отстояла эту сферу от многих кардинальных поправок правительства; новые структуры – Министерство образования и науки, Федеральное агентство по образованию, Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки, заменившие Минобразования, также корректируют курс, но здоровый консерватизм образования не есть динамичное развитие. В поисках аналогий современному периоду, можно сказать, что в образовании, как и во всей отечественной политике и экономике, происходят в основном реставрационные процессы – возвращение к дореволюционным самодержавно-капиталистическим схемам, с элементами советского инструментария (смотрите госсимволику), но в XXI веке эти особенности могут породить новые варианты для общества и образования.



Приметы новой эпохи

Летом в рамках правительственного законопроекта о разделении полномочий, Госдума внесла изменения в закон "Об образовании", "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", "О науке и государственной научно-технической политике" и другие. По мнению председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Николая Булаева убраны дублирующие и декларативные статьи. К таким отнесли, например, статью 40 закона "Об образовании" о государственных гарантиях приоритетности образования. Также оказались лишними невыполняемые нормы процентных отчислений от национального дохода и расходной части бюджета на нужды образования и науки, и сравнение зарплаты в образовании со средней по промышленности. Отменен закон, налагающий мораторий на приватизацию учреждений образования. И хотя в законе "Об образовании" есть пункты против приватизации, но туда же добавились пункты о государственных организациях (не учреждениях), что недалеко от околоприватизационных отношений. По мнению депутата Ивана Мельникова, бывшего председателя Комитета по образованию и науке, законопроект, отменяющий ряд льгот и госгарантий для сферы образования, позволит "семимильными шагами" пойти к коммерциализации образования, развитию платного образования. Мельников также недоволен введением налогов в научно-образовательной сфере, "которых не было 250 лет". С другой стороны, вместо заявительного принципа регистрации вузов появился разрешительный. Развивается контроль за финансовыми потоками государственных учреждений образования посредством Федерального казначейства – практика набирает обороты уже 2 года, и т.д.

Повод для поправок – разделение полномочий между федеральной, региональной и муниципальной властями, и в обновленных законах особое внимание уделили федеральным государственным учреждениям образования (к ним в основном относятся и госгарантии). В то же время, например, региональным вузам (их в России около 40) предстоит в ближайшие 2 года определиться со своей судьбой, а учреждения начального профессионального образования и часть среднего профессионального передаются в регионы, это учитывает бюджет 2005 года.

Спор о сфере образования как коммерческой услуге или рассмотрение образования как базовой чуть ли не миссианской социальной сферы, в России пока разрешается в пользу Минфиновской бухгалтерии. Очевидно, что в современном мире, стремящемся к непрерывному образованию без границ, возводить федеральные, региональные, муниципальные барьеры проблематично, – скорее всего, качество образования от этого не повысится. Кроме того, культивируя платное образование, власть сама создает ситуацию, когда образование может уйти от бухгалтерского подхода и администрирования в ту же дистанционную форму. Почему студентам из Орла или Владивостока не брать дистанционные уроки у преподавателей Москвы, Санкт-Петербурга, Пекина, Сиднея или Нью-Йорка – это вопрос времени и совершенствования технологий, изменения идеологии образования. К этому прорывному направлению развития государство только присматривается. Министр Леонид Рейман недавно сообщил Президенту России, что основную часть министерских средств ФЦП "Электронная Россия" пойдет на интернетизацию школ. Средства Всемирного банка также выделяются на информатизацию образования в России, появились отечественные энтузиасты и специалисты E-learning. Конкуренция здесь определит будущее страны в XXI веке. Реальная преграда для развития – бедность населения. Хотя здесь, например, Федеральное агентство по образованию создает федеральную целевую программу "Личный социальный образовательный кредит", а стипендии законодатели сделали более адресными (увеличив с 5 % до 25 % адресный стипендиальный фонд). Возможно, как считает Николай Булаев, стоит написать новый закон, который будет соответствовать реалиям и перспективам России.

Но на главную проблему – недостаточное понимание ценности образования – государство пока должного внимания не обращает, а нация еще только просыпается.


Автор: Дмитрий Мисюров
Источник: Новая политика
23 августа 2004

версия для печати



© Фонд "Новая экономика"
 
тел: +7 (095) 925-02-46
921-44-38
e-mail: info@neweco.ru
Рейтинг@Mail.ru     Rambler's Top100