Сегодня: 25 сентября 2021г.
События
 
Анонсы
 
Новости
 
Календарь
 <<< Сентябрь - 2021 >>> 
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930   

Рекомендуем:


НОВОСТИ

Все новости
ИКТ в обществе


Точка опоры

ИКТ в обществе  | 3 августа 2004

Из того факта, что всего полтора-два десятилетия назад первые места в списке самых состоятельных людей планеты занимали торгующие нефтью ближневосточные шейхи, а теперь — руководители корпораций Microsoft и Oracle, можно сделать один-единственный вывод: деятельность в сфере высоких информационных технологий превратилась в наиболее эффективный способ зарабатывания денег. Сколь бы ни были по-прежнему ценны для человечества природные энергетические ресурсы, основные финансовые состояния текут сегодня не по нефтяным трубам, а по оптоволоконным кабелям. И роль, которую играет сейчас та или иная страна в глобальном политико-экономическом раскладе, в исключительной мере определяется ее положением на современной «информационной карте» мира. Взаимозависимость благосостояния бизнеса ИТ и государства с каждым годом становится все более явной, непосредственной и жесткой.

Режим благоприятствования предпринимательству, обеспечиваемый информационно-технологической отрасли со стороны национальных правительств, служит и одной из базовых предпосылок для нормального функционирования этих правительств, да и для комфортного мироощущения государственных властей в целом. Содействие прогрессу электроники, компьютерной техники и передовых коммуникаций способно всерьез повлиять на улучшение социально-экономической ситуации в стране, гарантируя таким образом общественную поддержку существующей власти, а мощная ИТ-индустрия развитых стран, набираясь сил и богатея при посредничестве государственного протекционизма, не стесняется в случае чего использовать свой вес и авторитет для лоббирования интересов политических структур, составляющих это государство. Все эти условия, с некоторых пор закрепившиеся в промышленных державах в качестве непременных, объясняют регулярное и необычайно активное повышение внимания высокотехнологичных компаний к происходящим кругом политическим процессам: в какой, например, степени следует помогать действующему правительству удержаться у кормила и чего, скажем, ждать от стремящихся во власть новых претендентов? Наиболее яркий и масштабный пример такого рода являет собой в год президентских выборов самый крупный ИТ-бизнес мира — американский.

Приоритеты лидерства

Главное открытие, которое сделал еще на заре своего восьмилетнего правления Билл Клинтон, состояло в том, что ИТ в целом и Интернет в частности потенциально способны перевернуть мир. И, придя к такому выводу, сорок второй американский президент сделал все от него зависящее, чтобы превратить США в точку опоры этого глобального процесса. Начиная с 1993 года, государственная администрация сосредоточила свои усилия на трех основополагающих направлениях: развитии фундаментальных и прикладных исследований, повышении качества образования и расширении технологических инноваций. Одобренная в 1993 году Конгрессом долгосрочная программа реформ демократической администрации была сконцентрирована на обеспечении Соединенным Штатам мирового научно-технического лидерства. Она предусматривала последовательную реализацию доктрины «глобальной технологической конкурентоспособности США в условиях глобальной конкуренции». Правовую основу этой доктрины составляли законы о государственной научно-технической политике, как принятые до «эпохи Клинтона» — в 80-х годах, так и принимавшиеся уже при его правлении — в 90-х.

Блок антирыночных актов, переносящих на государство основную ответственность за развитие науки и техники, стимулирование НТП, осуществление новой технической и промышленной политики, защиту интересов частного капитала от иностранной конкуренции, явился следствием необходимости нового жесткого государственного регулирования в сфере высоких технологий, поскольку частный сектор без активной помощи государства не в состоянии решить проблемы поддержания конкурентоспособности, преодоления снижения темпов экономического роста, ухудшения показателей промышленного производства. К середине 90-х годов правительство США резко увеличило финансовую поддержку науки, доведя ее размеры до 80–90 млрд. долларов в год. Это позволило добиться существенных результатов, прежде всего в области ИТ и биотехнологий, — то есть в тех стратегических областях, в которых теперь Америка является бесспорным мировым лидером.

На государственном уровне был разработан (и, что самое главное, — реализован) целый комплекс программ структурного и качественного преобразования средней и высшей школы. Эти преобразования коснулись подготовки преподавательских кадров, совершенствования и информационного обеспечения учебных курсов, технического оснащения учебных заведений и других ключевых вопросов образования. И к концу последнего десятилетия ХХ века в США почти 70% выпускников школ (что на 10% больше, чем в начале 90-х годов) стали поступать в университеты, чтобы затем пополнить ряды национального «технического авангарда».

Благодаря инициативе и последовательной политике клинтоновской администрации, США стали первой в мире страной, в которой ИТ, телекоммуникации и Интернет получили широкомасштабную государственную поддержку. Клинтон в свое время отстоял налоговые льготы для интернет-торговли, пропагандировал идеи объединения библиотек с помощью Интернета и организации системы сетевого обучения. Он поддержал предложение об упрощении выдачи иностранным ИТ-специалистам разрешений на работу в США. Именно в эпоху правления Клинтона — Гора стало быстро прогрессировать реальное деловое партнерство государства с частным бизнесом в сфере информатизации, вследствие чего самые «свежие» научно-технологические достижения сегодняшнего дня получили возможность не позднее дня завтрашнего превращаться в конкретные коммерческие продукты. Вице-президент Альберт Гор был назначен персонально ответственным за развитие информационных и интернет-технологий, и под его руководством был создан специальный государственный совет, в который вошли представители самых авторитетных компаний Америки. Пожалуй, впервые люди такого ранга собрались в государственном органе не для лоббирования собственных индивидуальных интересов, а для выработки общей стратегии технологического развития страны, направленной на сохранение Соединенными Штатами передовых позиций в мировой экономике.

«Преемственность поколений»
Нельзя сказать, что политика президента Клинтона была безошибочной, что все шло без сучка и задоринки, но результат налицо — позиции действительно сохранены, и в большинстве высокотехнологичных отраслей США обеспечили себе глобальное лидерство с солидным отрывом, а большая группа ИТ-компаний прорвалась в первые ряды супергигантов международного бизнеса. Именно поэтому основная масса американской ИТ-общественности с такой неохотой расставалась с Клинтоном по истечении его второго президентского срока, с такой нескрываемой заинтересованностью поддерживала Гора в его притязаниях на власть и с такой открытой подозрительностью отнеслась к приходу в Белый дом Джорджа Буша-младшего. Заработанная им в предвыборный период репутация ретрограда успела заранее изрядно напугать многих опытных руководителей и аналитиков, а подчеркнутая отстраненность от любых вопросов, связанных с высокими технологиями, действительно бросалась в глаза во время агитационных выступлений. «Сложные отношения» бывшего губернатора Техаса с компьютерной техникой и недоверие к Интернету породили даже целую серию анекдотов. И не успел Буш как следует устроиться в Овальном кабинете, как руководство Ассоциации интернет-индустрии США опубликовало прогноз-отчет, в котором утверждалось, что новый глава государства, по всей видимости, предпочтет не проявлять никаких инициатив в направлении развития информационных технологий и постарается отодвинуть на второй план интересы отрасли, задачи расширения системы Интернета и вопросы совершенствования электронного бизнеса.

Но все эти опасения оказались, прямо скажем, напрасными. Несмотря на обязательную критику предыдущей демократической администрации со стороны сменившей ее республиканской, несмотря на ярко выраженный консервативный настрой и ковбойские манеры президента Буша, несмотря на многочисленные изменения курса Белого дома, произошедшие за последние четыре года, никакого существенного пересмотра государственной стратегии в информационно-коммуникационной сфере не случилось. А предельный (и даже запредельный) милитаризм нынешней политики Соединенных Штатов, начинавшийся в 2000 году с реанимации программы противоракетной обороны и достигший своего апогея войной в Ираке, сыграл только на руку американской индустрии высоких технологий: ведь никаким самым ярко выраженным консерваторам в наше время даже в голову не придет разворачивать какие бы то ни было военизированные проекты или планировать развитие вооружений, не предусматривая в этих процессах главенствующую роль передовых научно-технических достижений.

Еще одним «признаком преемственности» американских властей на границе столетий стала их тесная связь с элитой ИТ-промышленности в лице Microsoft, Dell, Oracle, Intel и иже с ними. При всемерной поддержке правительства демократов они вышли на передовые позиции в глобальном масштабе, стали законодателями мод для всего мира. Но, как оказалось, республиканская власть и не думала разрывать с ними контакты и портить отношения. А потому основными авторами и организаторами исполнения стратегического «Технологического плана» администрации Джорджа Буша стали такие люди, как Майкл Делл (Dell Computer), Крейг Барретт (Intel Corp.), Клейнер Перкинс (Oracle), Джон Чамберс (Cisco Systems), Скотт Макнили (Sun Microsystems) и другие представители «высшего информационно-технологического света» США, ранее прекрасно сотрудничавшие с командой Билла Клинтона. А их сила, надежность, имена и брэнды послужили практически для всей отрасли гарантией получения дальнейших государственных заказов и инвестиций.

Вооружение любой ценой

Не прошло и полугода с момента воцарения Буша в Белом доме, как тональность экспертных оценок и сообщений специализированной ИТ-прессы начала кардинально меняться: «Все свидетельствует о готовности правительства истратить массу денег на новые высокотехнологичные разработки, — констатировал, к примеру, Джон Пайк, аналитик независимого агентства GlobalSecurity.org. — По всем оценкам, отрасль ИТ может отныне чувствовать себя обеспеченной госзаказами по крайней мере на десять лет вперед». И эти слова оказались сущей правдой, причем наибольшую готовность к расходованию государственных средств на продукцию ИТ-компаний продемонстрировало Министерство обороны США: если общий объем правительственных заказов предприятиям отрасли увеличился за период 2000–03 гг. с 40 до 52 млрд. долларов, то доля военных заказов в этом объеме росла в темпе, опережающем все остальные целевые направления, и составила в прошлом году почти 55%. Информационные технологии стали основой преобразований, начавшихся несколько лет назад в вооруженных силах США и ориентированных на «изменение облика современных войн». Мощнейшее финансирование американского оборонного ведомства позволило ему создать целый новый класс компьютеров, языков программирования, информационных сетей, систем спутниковой связи и навигации, в результате чего эффект информационного воздействия обычных вооружений уже оказывается сравним с применением оружия массового поражения.

Тем временем, жизненная практика показала, что высокое качество продукции даже в сфере оборонного производства является далеко не единственным в Соединенных Штатах критерием успеха фирмы в борьбе за получение госзаказа. На этом поле разворачиваются подчас поистине детективные сюжеты. Так, пару лет назад компания Computer Sciences Corp. (CSC), занимающаяся системной интеграцией и консалтингом в области информационных технологий, была вынуждена провести целое расследование контактов исполнительного директора корпорации СА International Чарльза Ванга с китайскими бизнесменами и государственными деятелями, в том числе с президентом Китая Цзян Цзи Минем. А суть проблемы в том, что CA International и Computer Sciences уже имели опыт сотрудничества в рамках важных государственных проектов: в 1997–98 годах они совместно работали по контракту, заключенному с командованием военно-воздушных сил быстрого развертывания (AMC) США. Computer Sciences выступала в роли генерального подрядчика, а в задачу СА входило создание системы управления вычислительными ресурсами, предназначенной для администрирования мировой сети компьютеризованных рабочих мест, которая используется AMC для планирования, наблюдения и контроля за действиями авиационных подразделений. Сотрудничество было весьма продуктивным, и впоследствии корпорация СА неоднократно, правда, безуспешно, предпринимала попытки приобрести контрольный пакет акций своего партнера. И теперь, как полагали (и, очевидно, небезосновательно) руководители CSC, подобные связи г-на Ванга могли «бросить тень» не только на СА International, но и на безупречную репутацию их компании, что послужило бы серьезным препятствием для получения CSC последующих заказов от американского правительства. Помимо «нежелательных контактов» Чарльза Ванга, предметом расследования стало сообщение анонимного источника, согласно которому гражданин Швейцарии Уильям Хефнер владеет 23% капитала CA, что также, по мнению руководства CSC, отнюдь не повышало шансы их компании в борьбе за госзаказы.

Но как бы то ни было, а в концептуальных документах Объединенного комитета начальников штабов ВС США достижение технологического превосходства рассматривается в качестве непреложного условия «абсолютной национальной безопасности» и «всеохватывающего господства» американской армии над противником на земле, в воздухе, на море, в космосе и в информационной сфере. И Пентагон все последние годы планомерно проводил курс на поддержание увеличения инвестиций в передовые оборонные технологии во имя обеспечения опережающего весь остальной мир темпа инноваций, гарантирующего первенство Соединенных Штатов во всех военных аспектах.

Перемена декораций
Однако существовала и существует вторая, сугубо гражданская, половина государственного ИТ-заказа нынешней президентской администрации США. И, кстати, одной из дебютных акций правительственной комиссии республиканцев по информационным технологиям стала активизация участия госструктур в интернет-аукционах с целью сокращения потребностей учреждений всех уровней в товарах и услугах (которые выражаются суммой в 500 млрд. долларов), а также дальнейшее развитие процессов электронного обучения. Совершенствование образования в 2000–03 гг. не выпадало из поля зрения Белого дома: больше того, его позиция осталась неизменной по отношению к временам Клинтона, и осуществление реформы американской средней и высшей школы проводилось не только и не столько организационными мерами, сколько внедрением нового технологического подхода и широкого использования современной информационной техники.

При этом явная непродуктивность антитеррористических операций и провалы агрессии в Ираке с приближением ноябрьских выборов заставляют Буша все чаще и чаще заявлять о себе как о миротворце вообще и горячем стороннике «невоенизированного» применения ИТ-достижений в частности. Не далее как в последних числах апреля президент выступил в Миннеаполисе с очередной программной речью, в которой снова обозначил свое отношение к ситуации вокруг прогресса web-технологий и расширения доступа к Интернету. Он призвал сенаторов продлить запрет на налогообложение провайдеров скоростного широкополосного Интернета и заявил, что к 2007 году каждый уголок страны будет снабжен станцией доступа, особо подчеркнув значение Интернета для обеспечения информатизации населения и увеличения экономического потенциала страны, а также отметив, что за последние три года при финансово-организационной поддержке государства количество пользователей широкополосного доступа в США увеличилось на 17 млн. человек.

Ожидается, что в скором времени главный конкурент Буша на будущих выборах, сенатор Джон Керри, также выступит со своей программой ИТ-прогресса. Это тем более важно, что до сих пор новый кандидат от демократов ничего существенного о своих намерениях в этом направлении не объявлял, и это не могло не привести к росту встревоженности и настороженному отношению к нему со стороны широких слоев ИТ-бизнеса. Правда, в одной из первых речей, посвященных своим экономическим планам, Керри успел, в частности, заявить: «Я намерен сконцентрировать усилия государства на повышении конкурентоспособности Америки за счет стимулирования развития новых технологий, например широкополосного доступа, которые в будущем станут доминирующими». Пока, как говорится, всё — но даже при таких весьма скудных сведениях о возможных перспективах грядущей господдержки изменение общей тональности политических речей в сторону «максимальной гражданственности» заставляет сейчас по всей территории США компании, доходы которых ранее зависели от военных заказов, заняться поиском вариантов коммерческого использования своей продукции.

Брайан Митчелл, сотрудник Coleman Research Corp. из Хантсвилла (штат Алабама) — фирмы, в течение многих лет существовавшей за счет заказов Министерства обороны, воспроизводит на экране компьютера максимально приближенную к реальности озвученную картину боя и одновременно комментирует ситуацию, в которой оказалась его компания: «Жесткая конкуренция на рынке оборонных госзаказов и возможное сокращение военных расходов вынуждает таких подрядчиков, как мы, искать пути применения своего технического опыта в частном секторе. Если оглядеться по сторонам, горизонты использования наших наработок в сфере виртуального макетирования реальных ситуаций чрезвычайно широки. Возьмите хотя бы необходимость отработки навыков поведения в чрезвычайных ситуациях. Те методики и программные средства, которые мы раньше реализовывали в оборонных проектах, теперь могут оказаться очень эффективными для проектов гражданских. Сейчас мы работаем над проектом, призванным готовить людей к тому, как действовать в чрезвычайных ситуациях. В обычных условиях, в быту, людям редко удается подготовиться к ним. Представьте себе: кризисная ситуация в аэропорту, разбился самолет. Здесь должны быть задействованы Федеральное агентство гражданской авиации, пожарная служба и полиция. Собрать вместе сотрудников этих служб и подготовить их к тому, как действовать в подобных ситуациях, очень сложно, так как они постоянно заняты. С помощью компьютерных моделей мы можем четыре-пять раз в году проводить курсы обучения для всех этих служб, сэкономив таким образом затраты на организацию совместного обучения».

Другая исследовательская фирма — подрядчик Пентагона, Nicholas Research Corp., также занята поиском возможностей применения разработанной ею военной технологии в мирных целях. Оказалось, что методика обнаружения ракет противника может быть использована для предупреждения одной из главных причин авиакатастроф, сигнализируя о появлении наледи на крыльях лайнеров. Программист корпорации Бони Колбелл говорит, что компьютерная программа перемещения вооружений внутри военного арсенала может быть использована в розничной торговле.

Но так или иначе, все аналитики, эксперты, экономисты, политологи и социологи сходятся во мнении, что при любом стечении внешних и внутренних обстоятельств, при любом итоге ноябрьских президентских выборов правительственное невнимание и урезание размеров государственного заказа ИТ-бизнесу США теперь уже не грозит. По данным исследовательского центра Progressive Policy Institute, перспективная направленность политики американских властей позволит к 2015 году организовать в стране около 4 млн. рабочих мест в сфере информационных технологий, а кроме того, дать возможность американским компаниям создать еще примерно 3,3 млн. рабочих мест за пределами Соединенных Штатов.

Многоэтажное регулирование

В начале 90-х годов предпринимательская деятельность по размещению заказов на государственном рынке США товаров и услуг, осуществлению научных, промышленно-технологических и военно-технических программ регулировалась более чем 4300 законами и поправками к ним, а непосредственно государственная научно-техническая деятельность — более чем 210 законами и поправками, принятыми и модифицированными за последние 50 лет. Ускорение темпов технического развития, компьютерная революция и соответствующее резкое возрастание роли науки и техники в системе стратегических приоритетов экономической политики США в последнее десятилетие подхлестнули Конгресс и федеральное правительство к введению новых законов в этой области. Сегодня они составляют тот базис, на котором реализуется государственная научно-техническая политика внутри страны, а также отстаиваются стратегические и тактические интересы США на международной арене.

В общем механизме экономико-правового регулирования можно выделить шесть уровней. Среди правовых норм, составляющих первый уровень регулирования, решающая роль принадлежит Закону о федеральном бюджете, на базе которого Конгресс ежегодно утверждает размеры бюджета, представляемого президентом. Исполнение расходной части является обязательным. На этой основе определяется ежегодный объем товаров и услуг, приобретаемых правительством в рамках своего бюджета и с учетом хозяйственных нужд. Федеральный бюджет — главный источник финансирования государственных долго-, средне- и краткосрочных программ, создания и приобретения новой гражданской и военной техники и технологии. В рамках его положений каждое федеральное ведомство ежегодно утверждает в Конгрессе собственный бюджет ассигнований на хозяйственную деятельность и заказы на поставки продукции и услуг для нужд внутриведомственного потребления. Так, 18 федеральных гражданских и военных ведомств США (государственный научно-технический комплекс) — главные заказчики фундаментальных исследований и программ, новой техники и технологий для гражданских и военных целей — ежегодно утверждают в Конгрессе свой бюджет и, соответственно, внутриведомственные расходы на данные цели. Это относится, прежде всего, к долгосрочным научно-техническим и военно-техническим программам стоимостью от 50 млн. до 500 млн. долларов, — программам-заказам, являющимся основой долгосрочного программирования и планирования производства внутри научно-технического комплекса США. Программы-заказы — постоянная часть ведомственного (как и федерального) бюджета, его «переходящее плановое обязательство». Процесс формирования бюджета предполагает его детальную проработку и всестороннее обоснование, а проведение бюджета через Конгресс и исполнение представляют важнейшую функцию федерального правительства и Белого дома.

Второй уровень регулирования — федеральное законодательство, регламентирующее создание, цели, задачи и функциональную деятельность федерального ведомства, министерства, администрации или иного органа федерального правительства (например, законы о создании НАСА, ННФ, администрации по делам малого бизнеса, министерств торговли, промышленности, науки и техники, энергетики, сельского хозяйства, внутренних дел и т. д.). Третий уровень — федеральное законодательство, точнее, федеральные «законы-программы» в области НТП. Они представляют особый блок государственно-правового регулирования, предназначенный для развития и укрепления научно-технического потенциала страны и реализации стратегических и тактических задач государственной научно-технической и военно-технической политики.

Четвертый уровень — федеральное внутриведомственное регулирование, т. е. подзаконные акты, объединенные в общий «Свод правил федерального регулирования». Его особый раздел — «Федеральное регулирование государственных заказов на товары и услуги» — является практическим инструментом регулирования повседневной хозяйственной деятельности федеральных гражданских и военных ведомств, а также основным средством организации, управления, регулирования и функционирования государственного рынка товаров и услуг, прежде всего в области науки и технологий. Пятый уровень регулирования — «Федеральный государственный контракт на проект (программу) проведения фундаментальных или прикладных исследований, разработки и создания новой техники и технологии для гражданских или военных целей». По своему содержанию, целям и функциям федеральный контракт является сложным документом, поскольку служит своего рода сводом законов в миниатюре, так как в нем в концентрированной форме в предельно жестких юридических нормативах четко воплощены требования государственной научной, технической, промышленной, экономической, социальной, военной и, как правило, внешней политики. И, наконец, к шестому уровню регулирования относятся решения арбитражных органов и апелляционных судов, а также административные распоряжения, через которые проводится оперативное хозяйственное управление выполнением госзаказов.

Все эти правовые акты служат экономико-юридической основой хозяйственной деятельности государства-предпринимателя. Федеральное правительство, размещая заказ на государственном рынке, вступает с корпорацией-подрядчиком — исполнителем заказа (частной корпорацией, государственной лабораторией, университетом, научным центром, мелкой фирмой) в экономические отношения двух равноправных сторон, выполняющих соответствующее соглашение.

Опыт США по стратегическому управлению научно-техническим развитием уже давно взят на вооружение в странах Западной Европы, к нему прибегают и государства других регионов, в частности Юго-Восточной Азии, добившиеся за последнее время огромных успехов, прежде всего в развитии современных информационных технологий.


Автор: Константин Ушаков
Источник: Инфобизнес
3 августа 2004

версия для печати



© Фонд "Новая экономика"
 
тел: +7 (095) 925-02-46
921-44-38
e-mail: info@neweco.ru
Рейтинг@Mail.ru     Rambler's Top100