Сегодня: 07 декабря 2021г.
События
 
Анонсы
 
Новости
 
Календарь
 <<< Декабрь - 2021 >>> 
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1234
567 891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Рекомендуем:


НОВОСТИ

Все новости
ИКТ в госсекторе


Поступательность важнее, чем скорость

ИКТ в госсекторе  | 22 августа 2005

Для создания полноценного "электронного правительства" нужна не одновременная реализация масштабного проекта, а поступательные инициативы и их воплощение на местах - в министерствах и ведомствах

Знакомый из Германии еще два года назад рассказывал, как зарегистрировал там свой небольшой бизнес (курсы по обучению немецкому языку для русскоязычных эмигрантов), не выходя из дома, - прямо на портале соответствующего немецкого ведомства. Говорит, пришлось какое-то время потратить на изучение инструкций, какое-то - на общение по ICQ с online-консультантом, но точно получилось быстрее, чем если бы он пошел своими ногами к живым немецким бюрократам. Через Интернет же он зарегистрировал и свой автомобиль. Не говоря уж о налогах: декларации мой знакомый, как и значительная часть немцев, отсылает исключительно по Сети.

Это небольшой пример того, как обычный гражданин удаленно, с помощью информационных технологий может взаимодействовать с органами государственной власти. Фактически это реализация (хоть и не полная) идеи "электронного правительства". Американские разработчики жестко, но доступно сформулировали ее следующим образом: "Чиновник! Мы не хотим тебя видеть! Монитор компьютера симпатичнее".

На основе западного опыта можно выделить три этапа развития "электронного правительства". Все начинается с публикации информации в Сети. Государственные службы начинают присутствовать в Интернете. Рассылка бумажных документов постепенно заменяется их публикацией на информационных сайтах. Граждане могут найти на сайтах большой объем информации о режиме работы организации, ответственных лицах, ознакомиться с нормативными документами и комментариями к ним.

На следующем этапе появляются электронные формы и возможность интерактивного взаимодействия. Например, предоставление электронного доступа к различным формулярам документов, которые требуются гражданам и бизнесу, или поиск вакансий в государственных организациях на основе заданных пользователем критериев. На уровне интерактивного взаимодействия пользователь уже не выступает в прежней пассивной роли, так как имеет возможность обращаться по Интернету в государственные учреждения с конкретным запросом. Однако это не обязательно предполагает ответную реакцию.

Наконец, на третьем этапе создаются инструменты трансакций, после чего можно говорить о том, что "электронное правительство" почти сформировалось. Выполняются реальные операции - подача заявок в электронной форме на получение лицензий на ведение профессиональной деятельности, заявлений на обмен документов и т.п. Это может быть также предоставление услуг, основанных на так называемом богатом контенте, например дистанционное образование, консультирование, советы по состоянию здоровья и пр. Конечная цель в том, чтобы самые сложные операции управления, в которые вовлечены государственные учреждения, предприятия и граждане, осуществлялись полностью в электронной форме.

Считается, что ведущие европейские страны сейчас находятся между вторым и третьим этапами развития "электронного правительства". Хотя "единую температуру по больнице" вычислить очень сложно: ситуация везде разная, например электронные услуги по сбору налогов развиты очень хорошо, а вот услуги, связанные с выдачей документов и разрешений (водительских прав, паспортов и т.п.), почти повсеместно - плохо.

Россия, очевидно, находится на первом этапе. Государство давно пытается форсировать развитие "электронного правительства", но за последние несколько лет ситуация существенно не изменилась. В конце прошлого года Федеральное агентство по информационным технологиям в ходе тендера выбрало разработчика концепции единой архитектуры "электронного правительства" в России. Им стала компания Microsoft. О том, как "электронное правительство" может развиваться в нашей стране и что этому развитию мешает, корреспонденту "Эксперта С-З" рассказала президент Microsoft в России и СНГ Ольга Дергунова:

- В начале 2000 года, когда фактически рассматривались приоритетные пути развития российской экономики на ближайшие десять лет, возникла инициатива системного описания функций государства и с точки зрения бизнес-процессов, и с точки зрения описания этих бизнес-процессов в цифровом виде. Это, собственно, и лежит в основе идеи "электронного правительства". Вот так Министерство информационных технологий и связи и Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ) с двух разных сторон подошли к тому, что необходима концепция архитектуры "электронного правительства". Именно архитектуры, а не "электронного правительства" как такового. МЭРТ работает над стандартизацией бизнес-процессов государства, а Министерство информационных технологий смотрит, каким образом можно эти стандарты реально "оцифровать" в различных министерствах и ведомствах. Например, как должно строить свою электронную архитектуру Министерство по налогам и сборам в том случае, если будет общая концепция.

В качестве разработчика концепции был выбран Microsoft. Мы уже работаем над ней и формируем предложения по конкретным этапам ее реализации. Пройдет еще как минимум месяцев шесть, прежде чем мы сможем сказать, из каких компонентов будет состоять "электронное правительство" и как это затронет те или иные министерства и ведомства.

- Не слишком ли много внимания и времени уделяется концепции? Все-таки есть глобальный опыт, есть какие-то наработанные стандартные и понятные решения, почему бы их не использовать и не приступить к внедрению?

- Поверьте мне, не все так просто. У государства есть свои приоритеты и свои системные договоренности, где-то эффективные, а где-то неэффективные, где-то прозрачные, а где-то непрозрачные. У всех свои правила игры. Для того чтобы эти правила игры как-то уравнять, необходима единая система, общий подход к архитектуре "электронного правительства".

Если мы пойдем путем штурмовщины, у нас точно ничего не получится: ведь систему придется строить, что называется, по-живому. Когда ты предлагаешь изменения, то любая система - управленческая, информационная, любая отчетная система начинает сопротивляться. Ожидать, что все с радостью бросятся внедрять предложенные нами средства, не стоит. Многие к этому не готовы. Нужно всех подготовить - раз. Обеспечить наиболее понятный и удобный всем механизм - два. Чем мы сейчас и занимаемся. А дальше пусть каждое ведомство ориентируется на свои потребности и возможности.

- Кто больше не готов - чиновники, предоставляющие услуги, или потенциальные пользователи услуг со стороны граждан и бизнеса?

- Надо начать с инициатора - государства. Есть очевидная проблема непонимания важности роли информационных технологий (ИТ) в государственном управлении. Откуда непонимание? Значительная часть чиновников сегодня - это поколение 40-летних, которые реально с компьютером работают очень мало и смотрят на него глазами своих секретарей и помощников. Мы это можем наблюдать хотя бы по заседаниям правительства: перед членами Кабинета министров открыты ноутбуки, но никто из министров, за редким исключением, ими не пользуется. Рядом с ноутбуками лежат огромные стопки бумажных документов. Уверена, с большей частью этой документации можно было бы работать в электронном виде. Вообще, это нормальные, умные люди среднего возраста. Но у них есть своя культура работы, привычки, навыки, есть боязнь новых инструментов и полное отсутствие времени, чтобы учиться чему-то новому.

Очевидно, недостаточное понимание роли ИТ отражается и на законодательстве. Не хватает целой системы законов и изменений в законах, которые бы описывали цифровой формат как возможный для управления. По-прежнему не работает закон о цифровой подписи. По-прежнему нет законодательного уравнивания в правах электронного документа с обычным, бумажным. Именно поэтому носятся эти стопки документов, а архивы хранятся на бумажных носителях. До сих пор не определено, что же такое информация: что является товаром, на что распространяется право интеллектуальной собственности. Нет закона о персональных данных. Невозможно никого наказать за утечку данных, а это уже вопрос информационной безопасности.

- Насколько в данном случае работает формула "спрос рождает предложение"? Может быть, потенциальных пользователей услуг "электронного правительства" так мало, что государство просто не видит причин проявлять активность?

- Что тут говорить? Государство, конечно, во многом является отражением нас самих. И если потребитель дома и на своем рабочем месте плохо использует информационные технологии, то ожидать, что государственный чиновник будет прогрессивнее обычного гражданина, было бы не совсем правильно. Актуальной остается и проблема цифрового неравенства: значительная часть россиян не работает с компьютером. В результате может получиться "электронное правительство" для избранных.

- Но бизнес-то наверняка готов. И как раз от него, возможно, и должна идти инициатива.

- Это не совсем так, надо быть честными. Безусловно, есть компании, которые чрезвычайно эффективны. Это организации, реально работающие в конкурентной среде, на международных рынках, где эффективное управление активами, издержками является основой выживания. И они используют информационные технологии на полную катушку, для них ИТ - серьезный, полноценный инструмент бизнеса. Но есть колоссальное число компаний, которые информационные технологии используют странно. Проведите элементарную проверку: посмотрите, как действует организация пропусков в большинстве из них - это какая-то тяжеловесная бюрократическая бумажная система. А ведь всего-то нужно быстро пропустить посетителя! Автоматизировать систему пропусков очень легко, но почти никто этого не делает. Чего в таком случае ожидать, например, от Государственной думы, попасть в которую - сложнейшая бюрократическая процедура.

- Но ведь не все так плохо, есть и положительные примеры? Та же налоговая служба.

- Конечно. И здесь мы переходим к самому основному. Концепция архитектуры "электронного правительства" важна, но еще важнее инициатива на местах. Появляется она, когда есть насущная необходимость в изменениях.

Когда начали сдавать налоговые декларации по 13-процентному подоходному налогу, стало очевидно, что делать это на бумажных носителях очень неудобно. Возникла осознанная инициатива снизу: а почему бы не сдавать декларации через Интернет? Запрос был получен. Налоговая служба напряглась, поработала и предложила удобный стандарт, все с удовольствием им пользуются. Есть услуга, она оцифрована, она востребована. То есть вначале создали среду, но не было инструмента. Попросили инструмент, доказав, что он нужен. Инструмент дали. Достигнут консенсус.

Сегодня такие министерства и ведомства, как Агентство по налогам и сборам, таможня, Центральный банк и несколько других, уже начинают использовать электронные стандарты: они работают с широкими массами населения и чувствуют его запросы. Фактически они являются локомотивами изменений в области применения современных цифровых стандартов. Еще один пример - МЭРТ. Там сделали замечательную систему документооборота - одну из самых совершенных в стране. Сделали это блестяще, проанализировав свои функции, изучив поток документов внутри ведомства.

На самом деле важен не столько процент переведенных в цифровую форму услуг, сколько поступательное движение в этом направлении. Пусть будет одна услуга в год, переведенная в цифровой код, но за десять лет их будет уже десять. Поступательность важнее, чем скорость. Нужно двигаться вперед по мере готовности всех заинтересованных участников.


Автор: Петр Биргер
Источник: Эксперт Северо-Запад
22 августа 2005

версия для печати



© Фонд "Новая экономика"
 
тел: +7 (095) 925-02-46
921-44-38
e-mail: info@neweco.ru
Рейтинг@Mail.ru     Rambler's Top100