Сегодня: 02 декабря 2021г.
События
 
Анонсы
 
Новости
 
Календарь
 <<< Декабрь - 2021 >>> 
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      12 34
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Рекомендуем:


НОВОСТИ

Все новости
ИКТ в обществе


Мошкова все-таки осудили

ИКТ в обществе  | 31 марта 2005

Владельцу Lib.ru предписано выплатить писателю Геворкяну 3 тыс. руб. и держаться от его произведений подальше.

30 марта Останкинский суд Москвы вынес решение по делу, инициированному компанией «КМ онлайн» против владельца одной из самых известных некоммерческих интернет-библиотек Максима Мошкова. Суд признал использование библиотекой произведения Эдуарда Геворкяна контрафактным и постановил взыскать с «библиотекаря» 3 тыс. руб. в качестве компенсации, а также запретил ему впредь размещать данное произведение на сайте.

Максим Мошков стал третьим в списке проигравших иски, инициированные против организаторов сетевых библиотек фирмой «КМ онлайн». Марина Бунина — юрист, представлявший истцов на всех трех процессах, — считает дело Мошкова самым сложным из выигранных. Адвокат ответчика Андрей Миронов, по ее словам, за время судебных разбирательств успел в корне поменять свою позицию, но дело все-таки проиграл. Так же как и два предыдущих.

Корреспондент ZDNet.ru расспросил Марину Бунину, директора компании «Ноцит», о подробностях данного дела, а также двух похожих исков, которые «КМ онлайн» инициировала в отношении ресурсов «Альдебаран» и «Всеобуч».

(Напомним, что 16 марта в Московском городском суде состоялось рассмотрение кассационной жалобы владельцев портала www.edu-all.ru на решение Басманного суда от 29 сентября 2004 г. Мосгорсуд оставил решение Басманного суда без изменений, а кассационную жалобу — без удовлетворения. Ранее суд постановил взыскать с ответчика компенсацию в размере 50 тыс. руб. 30 ноября прошлого года Коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда оставила без удовлетворения жалобу владельца еще одного ресурса — www.aldebaran.ru — приговоренного выплатить компенсацию правообладателю в размере 5 тыс. руб.)

ZDNet.ru: Какой из процессов был для вас наиболее сложным?

М. Б.: Наверное, все-таки по Мошкову. Это касается и отношения судей, и того, как шел сам процесс, растягиваясь во времени. Например, когда мы судились в Воронеже по «Альдебарану», судья достаточно строго отнеслась к букве закона и процессуально-материального права. Она в срок рассмотрела дело и затребовала объяснения сторон, придерживаясь установленного регламента.

В процессе по «Всеобучу» в Басманном суде сам судья был искренне увлечен авторским правом, интеллектуальной собственностью. Как правило, все достаточно громкие подобные процессы проходят через него. Этот человек подготовлен, у него есть своя точка зрения. Именно он стал первым, кто вынес решение по трем обсуждаемым искам. Остальные судьи боялись принимать решение, они ждали, кто будет первым. По возможности они максимально переносили заседания.

Как раз такая ситуация и возникла с Мошковым. Останкинский суд принял иск одним из первых, остальные суды — лишь спустя несколько месяцев. При этом, когда в тех судах мы уже закончили с кассациями, то в Останкино только прошли первую инстанцию. Судья достаточно долго нас слушал, откладывая принятие решения. За это время позиция представителя ответчика, Андрея Миронова, успела достаточно сильно поменяться. Если в начале он заявлял, что электронные библиотеки имеют право использовать произведения без согласия автора, то ближе к концу уже говорил, что «мы ничего не размещали, иски не имеют к нам никакого отношения, – попробуйте доказать обратное». Он проиграл все три процесса, связанные с электронными библиотеками. Вероятно, что он предложил всем помочь ради собственного пиара. Причем сначала чувствовал себя очень уверенно, допуская многочисленные резкие выпады, однако теперь их уже не слышно.

Марина, с профессиональной точки зрения вы одержали победу, но, чисто по-человечески, неужели вам не жаль ответчиков? Или вы с ними вообще не общаетесь, сражаясь с такими же, как вы, профессионалами, представляющими противную сторону?

Надо начать с того, что мы обращались к каждому из них. Переписка с Мошковым, например, длилась около года. И не дала никаких результатов. Мы пытались объяснить сетевым библиотекарям, что у целого ряда сторон, авторов, владельцев интернет-ресурсов, государства (которое стремится вступить в ВТО) есть интерес к защите авторских прав.

Судя по всему, претензии касались не одного конкретного произведения, а многих?

Переписка касалась всего контента. Судебные иски стали вынужденной мерой. Может быть, до этого не дошло бы, если бы адвокаты не вселили в наших оппонентов уверенность в том, что позиция авторов, которые будут обращаться в суд, слаба. Что электронные библиотеки — на особом положении. Но эта уверенность оказалась никчемной. Суды это доказали.

А если жизнь повернется так, что вам придется выступать на стороне тех самых библиотек. Смогли бы вы их защитить?

Профессиональная деятельность может складываться по-всякому, но мои внутренние убеждения заключаются в том, что букву закона нужно соблюдать. Библиотекам я могла бы посоветовать не доводить дело до суда. В частности, когда я представляю ресурс КМ, авторы иногда не понимают, каким образом их произведение оказалось в сети. В таких случаях мы заявляем, что готовы нести ответственность за возможные нарушения, но хотим ее определить до суда, выяснить между собой, кто и в чем прав и как могло произойти нарушение.

В ситуации с Мошковым и прочими можно было бы не обращаться в суд, если бы эти люди не были настолько самонадеянны. И все-таки я думаю, что экономическая подоплека тоже имеет место. Владельцы библиотек получают (прямо или косвенно) доходы от размещения банеров. Размещение популярных произведений позволяет повысить рейтинг ресурса, а соответственно, и стоимость рекламы. Поэтому они до последнего и не убирали с сайтов те произведения, которые мы потребовали снять. Пока суд не призвал их это сделать. Это моя позиция.

Почему так разнятся суммы компенсации, определенные тремя различными судами, — от 50 тыс. до 3 тыс. рублей?

Мы, конечно же, будем подавать заявление, что мы не согласны с решением суда. На момент подачи исковых заявлений минимальная сумма компенсации была установлена в 5 тыс. руб. (максимальная — в 500 тыс. руб.). В результате в Останкино нам дали меньше «минималки», чего в принципе сделать не могли.


Источник: zdnet.ru
31 марта 2005

версия для печати



© Фонд "Новая экономика"
 
тел: +7 (095) 925-02-46
921-44-38
e-mail: info@neweco.ru
Рейтинг@Mail.ru     Rambler's Top100